Великий пост в Свято-Николо-Шартомском монастыре

1Преподобный старец Варсонофий Оптинский, поучая своего послушника, рассказывал, что часто приходящие к нему люди внимательно выслушивают его наставления, соглашаются со всем сказанным, но стоит сказать им про необходимость поста, то сразу начинаются возражения, мол, никак не можем. Так диаволу пост ненавистен.
Пост есть одна из важнейших составляющих христианской жизни. О посте сказано много похвалы святыми подвижниками. Их аскетическая жизнь была по сути непрерывным постом, лишь изредка ослабеваемым в святые праздничные дни. Как сегодня проходит пост в монастыре? Конечно, мы редко встретим таких воздержанников, не принимающих пищу по целым неделям, – таких, о которых мы читаем в патериках. Но пост, конечно, держится. Только он несколько иной, не такой, как в древности.

Трапеза

Устав внутренней жизни каждого монастыря устанавливается в связи со многими факторами: климатические условия, число братства, средний возраст насельников, условия труда на послушаниях и прочее. Скитские условия, конечно, более строгие, но и физической работы там поменьше. В «трудовых» монастырях, где большое хозяйство, вкушать приходится соответственно загруженности на послушании. Одно дело ты полдня сидишь, другое – машешь топором. Но тем не менее, воздерживающийся не лишается помощи Божией. «Кушать надо столько, чтобы оставалось желание молиться», – советовал преподобный Силуан Афонский. Это уж каждый смотрит по своим силам. Есть негласное монашеское правило: не смотри в чужую тарелку. То есть не осуждай другого, если тебе кажется, что он много ест. Конечно, есть и такие, кто ограничивает себя побольше, но, по известному принципу, никак это не показывает. Вообще же, специально никому не благословляют, кому сколько есть, и новоначальным не приветствуется налагать на себя суровые посты – не полезно.
Пища, в основном, простая: каши, овощи, фрукты, картофель, бобовые, грибы, соления… Простая, но вкусная. Так уж получается. Некоторые укорят монашествующих за гастрономическую изобретательность, мол, чего так не поститься. Но «изобретательнее» готовят в воскресные дни, – в том числе, и для прихожан. На буднях же все скромнее. Еда из своих продуктов все равно получается вкуснее; хлеб – свой, картошка своя, соленья, грибы – тоже. Теперь и крупы свои делают. Каша из ячки с лучком – вкуснятина! Иной раз лучше повкуснее поесть, чем унывать.
По монастырскому уставу пять дней на седмице – пища без растительного масла, но это правило может не всегда соблюдаться строго: «аще изволит настоятель».

«Господи и Владыка живота моего…»

Постовое богослужение значительно отличается от обыденного. Службы длиннее, мало пения, Литургия служится на буднях лишь в среду и пятницу и то особым чином. Но великопостные службы очень созвучны сердцу монаху. Если настроился, втянулся, длиннота службы не смущает. Есть такая богослужебная книга «Постная Триодь», в ней расписаны все службы на каждый день Великого поста. Вот кладезь мудрости и духа человеческого! Философия, поэзия, творчество, мужество, богопознание… Данте, Шекспир, Платон, Кант – все великие поэты и мыслители как-то меркнут в свете слов, писанных Духом Святым. Или знаменитый Покаянный канон Андрея Критского, читаемый в первую седмицу поста: в нем вся история мира – духовная история падения и восстания человека.
К сожалению, наш богослужебный Устав весьма сложен для обычного прихожанина, которому трудно уловить внутреннюю связь службы, ее смысл, внутреннюю красоту. В истории Церкви было множество попыток упростить богослужение, сделать его более понятным. Но ничего не получалось. Сам народ не соглашался на упрощения. И правило осталось как и прежде: надо себя подтянуть до уровня понимания службы. Для этого нужно «вживаться» в ткань богослужения, почувствовать вкус к нему. А это получается через годы. У монаха же вся служба расписана в голове по часам: повечерие, Шестопсалмие, кафизмы, канон, «Честнейшую», «хвалитны»…
Многие постовые песнопения необычайно красивы, например, из службы Великого повечерия – «Господи сил, с нами буди», «С нами Бог»; из Литургии Преждеосвященных Даров – прокимен «Да исправится молитва моя», «Ныне силы небесные»; «Днесь висит на древе» из чина Пассии… Даже «Господи, помилуй» постовым распевом звучит как-то особенно, покаянно-торжественно. Иной раз подумаешь: кто же это все написал, каким вдохновением? (Послушаешь после этого какие-нибудь эстрадные хиты – детские погремушки какие-то.)
Устав обязывает монаха посещать все богослужения по возможности. На первую и Страстную седмицу, на такие службы, как Стояние Марии Египетской, Суббота Акафиста – приходят все. К сожалению, редко в монастыре могут всем позволить находится на всех службах, свое послушание редко это позволяет. «Треугольник» келия – храм – трапезная неизменно может получаться только в скиту. И все-таки на правило стараются ходить регулярно. Не пришел на правило – и день пошел как-то криво, потому что благословения Божия не было.
Особенное и умилительное постовое богослужение – это Пассия, акафист Страстям Христовым. Пассия служится по воскресениям вечером, обычно приходит много прихожан. Сам акафист обычно поется нараспев. Читается Евангелие о последних днях и часах из жизни Господа. Одним из священников в конце говорится проникновенная проповедь. О самом главном – о страдающем Спасителе.

«Постимся постом приятным»

Некоторых людей удивляет церковная традиция поздравлять друг друга с наступившим Великим постом. Поздравляют же со временем подражания Христу, Который пост нам заповедал, со временем, когда душа просветляется. Можно сказать, что пост приятен тем, что человек более чувствует себя человеком, то есть душой оживающей.
DSC_5156В монастыре не очень любят «кислые» лица. Скисают обычно от уныния и скудной веры. Пост помогает не унывать, дает бодрость и силу. Постящийся правильно, то есть осмотрительно и духовно, как ни странно, обретает радость. Есть даже примета на Афоне, что радостный монах находится в верном внутреннем устроении. Радость же духовная необычна, она приходит через скорби, которых постом обычно бывает с избытком. И радость эта связана с грядущей Пасхой – Христос воскресает. Каждый должен спросить себя: а я? Воскресаю ли? Воскресну ли в будущем веке?
Время Великого поста совпадает с пробуждением природы, с наступлением робкой и мягкой русской весны. Природа тоже воскресает, как бы ожидая Пасхи. Замечено, что весна почти всегда сейчас запаздывает, словно природа живет по «отжившему» Юлианскому календарю. Но именно по этому календарю рассчитывают Пасхалию.
На медленных, извилистых реках с широкой поймой обычно бывает большой разлив. Это проблема для погребов и радость для фотографов. Реки Молохта и Теза, соседние Шартомскому монастырю, разливаются на добрую сотню метров. Деревья стоят в воде. Земля напояется. Чайки оглашают криками равнинные окрестности. Весна пришла… Но еще время поста, время собранности, покаяния.

DSC_5093