Богослужение в Воскресенско-Феодоровском монастыре

137353918085111 июля в Воскресенско-Феодоровском монастыре молитвенно почтили память преподобномученицы Севастианы (Агеевой-Зуевой), бывшей в период 1892-1928г.г. насельницей монастыря под г. Шуя.  В этот день настоятель монастыря игумен Вонифатий (Клименко) в сослужении братии в священном сане совершил Божественную литургию.

В проповеди в этот день отец игумен отметил, что подвиг преподобномученицы Севастианы, ее житие – пример смиренного служения Христу и подвига исповедничества за Его имя.

Исповедница Севастиана, в миру Стефанида Харитоновна Агеева-Зуева родилась в 1872 году в Нижегородской губернии в крестьянской семье. И уже в двадцатилетнем возрасте, в 1892 году она поступила в Воскресенско-Феодоровский женский монастырь под Шуей. Послушание проходила на кухне. В тридцать девять лет её облекли в рясофор. Но после этого еще более пятнадцати лет она не принимала мантийного пострижения. Почему, зададимся вопросом? Как нам говорят жития святых и подвижников благочестия Русской Церкви, некоторые из них по глубочайшему смирению не принимали пострига, считая себя недостойными носить в себе сугубо образ Христа. Другие – весьма взвешенно подходили к принятию святых обетов: целомудрия (безбрачия), послушания и нестяжания, — ведь очень и очень нелегко побеждать естество в молодом возрасте. Здесь нужно обратить внимание на то, как осмотрительно совершался постриг в мантию в тот период жизни Церкви, до 1917 года. Послушнику или послушнице могло быть и сорок, и пятьдесят лет, но всё равно игумен (игумения) долго испытывали насельников, прежде чем облечь в малую схиму. Ведь постриг – это тайнодействие, не имеющее обратной силы.

Рясофорная послушница Стефанида была назначена преподобномученицей игуменией Арсенией (Добронравовой) помощницей по хозяйству вернувшемуся из ссылки митрополиту Серафиму (Чичагову), который в 1924 году был принят на жительство в Воскресенско-Феодоровский монастырь. Она несла послушание келейницы митрополита все года проведенные им во святой обители, и последовала за ним, когда Владыка получил назначение на Санкт-Петербургскую кафедру. Митрополиту в это время было семьдесят два года, и в помощь ему по хозяйству игумения Арсения отпустила двух монахинь, одной из которых была постриженная к тому времени в мантию мать Севастиана. Вторая келейница митрополита Вера (Втюрина) также проследовала тернистым путем исповедничества, и сопровождала митрополита в его служении.

Некоторые архивные документы советского периода, по которым можно проследить жизнь монастыря в 1920-е годы показывают, что вплоть до 1927-28 года Стефанида еще не была пострижена в мантию. Поэтому есть основания считать, что постриг над ней совершил Высокопреосвященный владыка Серафим.

После ареста митрополита Серафима 30 ноября 1937 года, 10 декабря были арестованы монахини Севастиана и Вера, продолжавшие жить в доме в поселке Удельное – последнем пристанище Владыки.

Внучка митрополита Серафима игумения Серафима (Чичагова-Черная), лично знавшая монахинь Севастиану и Веру, писала в своих воспоминаниях, что мать Севастиана первоначально не была арестована органами. Она сама явилась в НКВД и выразила желание быть узницей по делу священномученика Серафима и не разлучаться со своей духовной сестрой монахиней Верой. Это и есть исповедничество.

В день ареста состоялся допрос.

– Чем вы занимаетесь в данное время и на какие средства существуете? – спросил монахиню Севастиану следователь.

– С 1927 года я нахожусь без определенных занятий. Средством к существованию служили приношения, получаемые от почитателей митрополита Серафима Чичагова.

– Вы являетесь почитательницей Серафима Чичагова?

– Да, я являюсь почитательницей митрополита Серафима Чичагова, у него я несла послушание.

– Назовите всех известных вам почитателей митрополита Серафима Чичагова.

– Митрополит Серафим Чичагов имеет большое количество почитателей, но их имена и фамилии мне неизвестны. К нему на квартиру ходило много духовенства, монашества, а также мирян за получением различных советов, а также и для духовного общения с ним.

Следователь спросил, совершал ли митрополит Серафим в своей квартире богослужения и кто на них присутствовал. Монахиня Севастиана ответила, что митрополит совершал богослужения, на которых присутствовала она вместе с монахиней, помогавшей митрополиту, и другие его почитатели, но имена их ей неизвестны.

Монахиня Севастиана была неграмотна. Следователь зачитал ей протокол допроса, и она поставила под ним оттиск большого пальца правой руки. В течение нескольких дней следователь допросил дежурных свидетелей, – председателя Удельнинского сельсовета и работника поселкового совета, которые и подписались под соответствующими показаниями.

20 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила монахиню Севастиану к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Монахиня Севастиана (Агеева-Зуева) скончалась в Бамлаге на Дальнем Востоке 11 июля 1938 года и была погребена в безвестной могиле (Житие заимствовано с сайта Синодальной комиссии по канонизации святых http://www.fond.ru/userfiles/person/529/1295046607.pdf).

Монахиня Севастиана была причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. Память совершается 28 июня/ 11 июля (день мученической кончины), а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Российских и Собора Иваново-Вознесенских святых 7/ 20 июня.

1373532786028 1373537941111