День памяти свт. Афанасия Ковровского

загруженное28 октября, в день памяти свт. Афанасия Ковровского, в храме св. благ. вел кн. Александра Невского г. Шуя была отслужена Божественная Литургия и совершен молебен свт. Афанасию.

Настоятель храма иерей Иоанн Чайкин в своей проповеди напомнил о том, что все шуяне, а особенно прихожане этого храма, должны особенно чтить память свт. Афанасия, ведь будущий святитель окончил Шуйское духовное училище, во время учебы в котором он был алтарником в училищном храме св. благ. кн. Александра Невского.

 

Историческая справка

Родился будущий епископ Афанасий (Сергей Григорьевич Сахаров) в 1887 году, в праздник Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. Родители Сергия, Григорий и Матрона, жили во Владимире. Отец, уроженец Суздаля, был надворным советником, мать происходила из крестьян. Их доброта и благочестие стали благодатной почвой, на которой взрастали духовные дарования их единственного сына.

Святитель так рассказывал о своем отце: «Когда христианские родители, исполняя завет Христа, помогают чужим, отнимая нечто у детей, все это отнятое сугубо возвратится детям. Утверждаю это, ибо знаю по собственному опыту. Об отце моем всегда отзывались как о человеке очень добром, отзывчивом, готовом каждому помочь и добрым советом, и личной услугой, и материально. Когда родился я, мама говорила ему, что теперь надо быть поэкономнее. Но отец отвечал: «Теперь я помогаю людям, а когда у Сережи будет нужда, найдутся люди, которые ему помогут». И это точно сбылось. Верю, что это только за добрые дела моего отца».

Нареченный в честь «печальника земли русской» преподобного Сергия Радонежского, будущий Владыка глубоко воспринял беззаветную любовь к Церкви и Отечеству, которая так отличала преподобного.

Детские и юношеские годы Сергия Сахарова прошли в древнем и святом граде Владимире на Клязьме.

Сергий охотно ходил в приходскую церковь, никогда не тяготился продолжительностью церковных служб. Богослужение, как высшая степень молитвы, было главной любовью будущего Владыки.

Однажды на вопрос своей крестной, кем он хочет быть и хочет ли стать врачом, мальчик ответил: «Нет, мама крестная, я буду архиереем».

В 1896 году будущий святитель поступил в Шуйское духовное училище, которое он закончил в 1902 году. Все эти годы и он, и его мать жили в Шуе.

Одним из настоящих увлечений тех лет для Сергея Сахарова были стихи, но наиболее серьёзно он относился к изучению литургики. В Шуйском духовном училище будущий святитель создал свой первый литургический гимн – тропарь Божией Матери ради Её чтимой Шуйской-Смоленской иконы.

С Шуей связано ещё одно важнейшее событие его жизни. Как впоследствии вспоминал свт. Афанасий, он начал прислуживать в алтаре в Александро-Невском училищном храме.

Монашеский постриг свят. Афанасий принял в Троице-Сергиевой Лавре после окончания в 1912 году Московской духовной академии и поэтому всегда считал себя иноком этой обители. Об этом святитель говорил так: «… сам Преподобный, которого имя я носил от крещения и которого с раннего детства особенно горячо любил, устроил мое пострижение в родной Лавре, в братстве которой стоящим я и считаю себя». В этом же 1912 году святитель был посвящен в иеродиакона и в иеромонаха.

Иеромонаху Афанасию было тридцать лет, когда в России произошла революция. Начались годы, о которые сам Владыка писал: «Наше время –время Божия попущения, время грозного Божия суда над Православной Русской Церковью. Вместе с тем это время очищения Церкви. Взмах за взмахом лопата Небесного Веятеля отделяет от пшеницы Христовой все случайное, постороннее, наносное, чуждое ей. Отошли от нее все только приписные христиане и те, которые числились в ней только потому, что это в тех или иных отношениях было выгодно. Уменьшается количественно стадо Христово, но качественная ценность от этого должна повыситься».

Иеромонах Афанасий (Сахаров) избирается членом исторического Поместного Собора Русской Церкви 1917-18 годов, где работает в отделе по Богослужебным вопросам. В это же время он начинает работу над знаменитой службой Всем святым, в земле Российской просиявшим, ставшей замечательным литургическим памятником его любви к нашей Святой Церкви. Над этой службой святитель продолжал работать и в лагерях, а в 1934 году монахиней Иулианией (Соколовой) по благословению Владыки была написана икона всех святых, в земле Российской просиявших.

Важнейшим и переломным событием в жизни владыки Афанасия стало поставление его во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. Произошло это в Нижнем Новгороде 10 июля 1921 г. Возглавил хиротонию митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и Всея Руси.

А далее — менее чем через год — для Владыки начался путь исповедничества. Первый арест святителя произошел 30 марта 1922 года. Он положил начало многолетним тюремным мытарствам владыки Афанасия.

О тогдашней жизни преосвященного Афанасия можно составить представление по тому, что он писал своему другу, священнику: «Я так же, как и Вы, предаюсь воле Божией: если иногда временами скорблю, но не унываю, если иногда изнемогаю физически или нравственно, то не отчаиваюсь, никогда, с Божией помощью, не ропщу… Даже и в моих нелегких условиях мне приходится только Бога благодарить за все те милости, которые Он не перестает изливать на меня, грешного. Даже и здесь при совершенно беспричинной злобе одних я часто вижу чрезвычайно трогающее и много утешающее доброе отношение других. Слава Богу за все. Аминь».

Владыка Афанасий рассказывал, что в этих тяжелейших условиях Божий Покров он всегда ощущал над собой: «Особенно я старался в тюрьме соблюсти именно Великий пост как подготовку к Пасхе и заметил, что на пасхальные дни Господь посылал мне и в пище великое утешение и обилие».

Путь Владыки по тюрьмам и ссылкам был нескончаемым и изнурительным: тюрьмы — Владимирская, Таганская в Москве, Зырянская, Туруханская, лагеря — Соловецкий, Беломоро-Балтийский, Онежский, Мариинские в Кемеровской обл., Темниковские в Мордовии…

Мученическим стали длительный период, проведенный, по слову Владыки, с «разбойниками жестокими, где и один час покажется годами».

Сохранились коротенькие письма Владыки из тюрем и ссылок. Приведем два из них.

«Милая моя хорошая мамочка!

Как я рад был увидеть тебя хоть ненадолго, хоть разок поцеловать тебя. Рад, что ты, по-видимому, бодришься. Мужайся, не падай духом. А мне, право, не худо…».

«Всех вас всегда любовию объемлю, а в праздники особенно. Дерзаю сказать с апостолом, что сердце мое расширено для вас, мои родные, и по плоти, и по духу, мои милые. Когда удается справить какую-либо службу, я всех вас имею в мыслях моих как соприсутствующих и сомолящихся и в положенные моменты на вас призываю Божие благословение и всегда молю Бога, да даст еще нам утешиться телесным общением, беседою усты ко устом и не издалека, а непосредственно каждому из вас преподать благословение моей грешной десницей».

9 ноября 1951 года окончился последний срок лагерных мытарств шестидесятичетырехлетнего Святителя. Но и после этого его держали в полной неизвестности о дальнейшей судьбе, а затем в принудительном порядке поместили в дом инвалидов на станции Потьма (в Мордовии), где режим почти не отличался от лагерного.

Однако ни при каких обстоятельствах Владыка не терял веры в Бога и чувства великой к Нему благодарности. Еле живой после пыток, едва сдерживая стоны, святитель часто говорил близким людям: «Давайте помолимся, похвалим Бога!» И первым запевал: «Хвалите имя Господне». При пении он оживал…

Но был ли Владыка в заключении или на свободе, главным смыслом его жизни всегда было богослужение. С благословения патриарха Тихона в одиночной камере Таганской тюрьмы святитель Афанасий освятил собственноручно изготовленный антиминс для своего келейного походного храма в честь всех Русских Святых. С русскими угодниками Божиими Владыка всю жизнь ощущал самую тесную и неразрывную связь, и они были для него настоящими предстателями, являя подлинные чудеса. В благоговении Владыки к русским святым проявлялась его горячая любовь к страдающей Родине – России, о возрождение которой он непрестанно молился.

 

Однажды на Святую Пасху в тюрьме, где тогда находился Владыка, разрешили открыть двери всех камер, а одну общую камеру отвели для Богослужения, которое и совершил владыка Афанасий, принеся в мрачные тюремные стены радость Воскресения Христова.

7 марта 1955 года епископа Афанасия освободили из Потьминского инвалидного дома, который своим лагерным режимом окончательно подорвал его здоровье. Вначале Владыка поселяется в городе Тутаев (Романов-Борисоглебск) Ярославской области, но затем выбирает для места жительства поселок Петушки Владимирской области.

Там же он составляет свою автобиографию «Этапы и даты моей жизни», которую заканчивает такими словами: «27 июня 1954 года исполнилось 33 года архиерейства. За это время на епархиальном служении – 2 года 8 месяцев 2 дня. На свободе, но не у дел – 2 года 8 месяцев 2 дня. В изгнании – 6 лет 7 месяцев 24 дня. В узах и «горьких» работах – 21 год 11 месяцев и 12 дней.

Обычно в жизни бывает: чем дольше разлука, тем больше ослабевают связи. Христианская любовь изменяет этот порядок. Мои добрые заботники, движимые христианской, а не мирской любовью, с каждым годом усиливают проявление своей заботы и попечения обо мне, с каждым годом умножают свою милостыню. Если в первые 2 года и 4 месяца мне было прислано 72 посылки, то в последний, 1954 год, их было уже 200. Да не оставит Господь Своею милостию моих благодетелей».

Живя в Петушках, Владыка получал до 800 писем в год, поддерживая переписку со многими бывшими соузниками, скорби которых переживал как свои. К Рождеству и Пасхе он посылал по 30-40 посылок нуждающимся в помощи и утешении. Одним из архиереев, с которыми переписывался Владыка, был ученик и преемник Глинских старцев епископ Зиновий (Мажуга), впоследствии митрополит. Однажды он сказал духовным чадам епископа Афанасия: «Дети, если бы вы знали, рядом с кем живете! Бойтесь обидеть этого человека не только словом, но взглядом! Он один из великих, таких больше нет».

Однажды на вопрос «Как спастись?» святитель Афанасий ответил: «Самое главное — это вера. Без веры никакие самые лучшие дела не спасительны, потому что вера — фундамент всего. А второе — это покаяние. Третье — молитва, четвертое — добрые дела. И хуже всякого греха — отчаяние». К покаянию Владыка учил прибегать как можно чаще, сразу, как только осознается грех — очищать душу слезами покаяния.

Молитва заполняла всю жизнь Святителя и была такой живой и сильной, что молящиеся с ним отрешались от всего земного. И многие по его молитве получали скорую помощь. Владыка часто говорил, что в трудных случаях жизни надо молитвенно прибегать к тому святому, чье имя ты носишь. Молитвенному обращению к нашим заступникам — святым Православной Церкви — он вообще придавал особое значение.

В воскресенье 28 октября 1962 года, на память святителя Иоанна Суздальского, Святитель тихо предал свой дух Богу. Он предсказал этот день и час заранее… Последнее, что он сказал своим духовным чадом, — «Молитва вас всех спасет».

Скорбная весть быстро облетела Петушки, Владимир, Москву, всю православную Россию, знавшую и чтившую Владыку Афанасия. О его кончине сообщили некоторые зарубежные радиостанции. Погребение его стало настоящим церковным торжеством.

Владыка Афанасий остался в памяти множества знавших его людей не просто живым и добрым, но праведным и благодатным духовным отцом. Близкие люди твердо верили, что его молитвы будут поддерживать их и после его кончины.

На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской православной Церкви, проходившем 13-16 августа 2000 года, епископ Афанасий был канонизирован в лике святых новомучеников и исповедников Российских