Выступление епископа Шуйского и Тейковского Никона на III Региональных Рождественских чтениях

0_e5c77_73f6fb42_XXXL11 декабря в Иваново прошли III Региональные Рождественские чтения. На чтениях с докладом «Монашеская традиция и ее значение для современности» выступил епископ Шуйский и Тейковский Никон.

Монашеская традиция и ее значение для современности

1. Установление монашества

Монашество – это явление в христианстве, известное с древнейших времен. В творениях Святых Отцов, писавших о монашестве, подчеркивается, что оно имеет божественное происхождение. Установление монашества святые писатели усматривали в Евангельском призыве Спасителя следовать за Ним: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). Хотя эти слова обращены ко всем христианам, полное их исполнение возможно только совершенными. Другим изречением из Священного Писания, указывающим на путь монашеский, является повеление Господне: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19:21). Именно эти слова читаются в чинопоследовании монашеского пострижения. Можно, несомненно, назвать и другие изречения из Евангелия и посланий апостольских, в которых усматривается связь с иночеством.

Приведенные цитаты из Нового Завета показывают не только необычайную нравственную высоту, к которой призываются истинные христиане, но и желание Самого Бога, чтобы наиболее решительные  Его последователи не соприкасались ни в чем с мiром, отделялись от него, уходили из него. Это был особенный путь несения креста, возложенного Самим Богом: «Кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:27).

Повеление Божие отделиться от мiра, невзирая на родственные узы и социальное положение, многим казалось неоправданно строгим. И, конечно, далеко не все христиане могли исполнить его с полным самоотвержением. Трудность этого пути заключается не только в действительном, реальном отречении от сообщения с мiром, но и в необходимости разорвать узы с мiром, укорененные в самом естестве человека. Для этой борьбы требовалось не только произволение человека, но и особое призвание Божие. Известный духовный писатель святитель Игнатий Брянчанинов отмечает, что «Спаситель мира указал два пути, два образа жизни для верующих в Него: путь или жительство, доставляющие спасение, и путь или жительство, доставляющие совершенство»[i]. Путем совершенства дерзали идти немногие, или, сказать точнее, Господь призывал к этому пути немногих. Во времена Спасителя число Его верных последователей, то есть всецело идущих за Ним, было небольшим. «Малое стадо» избранных учеников Христовых оставалось немногочисленным даже в эпоху расцвета христианства.

Само монашество как историческое явление в христианстве и возникло из желания отделить от мiра и сохранить это «малое стадо». Началом монашества считается IV век, когда христианство законодательно утвердилось в Римской империи. В то время многие вошли в Церковь Христову не только по соображениям веры и благочестия, а, в том числе, из корыстных и карьерных интересов, и поэтому общий уровень нравственности среди христиан заметно снизился. И те, кто истинно ревновали о евангельском совершенстве, пожелали отделиться от общей массы христиан. Первые люди, названные монахами, уходили из городов и становились жителями египетской пустыни. Таковы были Антоний Великий, Макарий Великий, Арсений Великий и многие другие выдающиеся подвижники. Каждому из них было на то дано особое указание Божие. Например, преподобный Арсений Великий услышал повеление Господа: «Арсений, бегай от человеков и спасешься»[ii]. Основатель первого  монашеского  общежития (киновии) Пахомий Великий утвердил свой общежительный устав по указанию Ангела. Также древние иноческие уставы были написаны духоноснейшими отцами Церкви, которые составили правила монашеской жизни по велению Святого Духа. Таким образом, по словам святителя Игнатия, «установление монашества, этого сверхъестественного жительства, никак не дело человеческое: оно – дело Божие. Оно, будучи сверхъестественно, не может быть делом человеческим, не может не быть делом Божиим»[iii].

В подтверждение тому, что монашество имеет в своей основе божественное происхождение, можно найти во многих свидетельствах летописей и житийной литературе. Всё в обителях созидалось по изволению свыше: выбор места основания монастыря, названия храмов, призвание кого-либо к иночеству, даже явление внешних искушений – на всем была печать Божественного Промысла.

Следует заметить, что и в наше время Господь явил Свою волю в восстановлении разрушенных обителей и монашеских общин, призвал и отделил некоторых к исполнению евангельского совершенства. Каким бы слабым мы не наблюдали состояние современного иночества по сравнению с жизнью древних отцов, нельзя не видеть в его возрождении чудо, милость и волю Божию.

 

2. Сущность монашеского пути

Опыт монашеский сложен и многообразен. Нередко о монашестве складывалось в обществе очень превратное мнение. Внешне образ жизни монахов представляется для мiра однообразным, ущербным, безрадостным, кажется, что монах обрекает себя на бессмысленные скорби, лишает себя того лучшего, что есть в жизни. Однако в системе христианских ценностей явление монашества воспринимается весьма органично. Монашество преследует не только цель спасения человека в вечности, но и стяжание особого внутреннего совершенства, которое заключается в стремлении духовно соединиться со Христом. Конечно, любой христианин должен являться последователем Христа, пытаться уподобляться, подражать Ему. Но у большинства людей нет возможности уделить столько сил и времени для этого внутреннего восхождения, нет такого дерзновения отстраниться от всего мiрского для духовной жизни.

Само слово «монах» означает «один, одинокий», то есть устранившийся от мiра и живущий уединенно, стремящийся единственно угодить Богу. В русской традиции укрепилось также слово «инок», происходящее от славянского слова «ин», то есть «один, един». В этот термин также вкладывают смысл «иной, инаковый». Это означает, что становящийся иноком, должен становиться иным, более совершенным человеком.

В монашестве преследуется внутренняя цель – создать условия для раскрытия образа Божия в душе человека, для познания и всецелого восприятия душою Бога,  насколько это возможно человеку. С одной стороны, монах борется со своими страстями, греховными привязанностями. С другой стороны, он устремлен душой в вечную жизнь, в будущее Царство Небесное, ищет и желает соединиться со Христом.

Известно, что монах дает три обета: послушания, целомудрия (безбрачия) и нестяжания. Исполняя эти обеты в своей жизни, монах противостоит трем главным страстям человеческим, которые определяются апостолом Иоанном Богословом как «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1Ин. 2:16). С помощью этих обещаний Богу инок стремится просветить в себе замутненный образ Божий. Этот внутренний процесс всегда проходит долго и болезненно. Желание пройти это путь быстро и бесскорбно является обманчивым, прелестным. И весь путь монашеский – последовательный, многоступенчатый, проходящий множество испытаний, которые монах преодолевает с помощью непрестанной молитвы. Скорбный путь монаха исполняется и особенных духовных радостей, благодатного утешения.

Монашество не есть путь, совершенно отличный от путей других христиан. Если сказать кратко, то монашество заключает в себе тщательное исполнение Евангелия и, по существу, является собственно христианством во всей полноте.

Хотя монашество всегда стремилось отделиться от мiра, исторически оно не существовало в совершенной отдельности от мiра и во многом было зависимо от него. И сам мiр, как ни странно, нуждался в монахах, которые его покинули. Осознавая свою духовную слепоту и немощи, не чуждые желания спасения, люди хотели видеть близкий, живой пример духовного преуспеяния, получить нравственное назидание. И эту помощь люди в монастырях получали. Само зрение людей «не от мiра сего» побуждало многих мирских людей к большей ревности к христианской жизни и даже к великим свершениям. Это сообщение монашества с мiром особенно благотворно происходило в русской с истории с самого момента принятия христианства.

 

 3. Особенности развития монашества на Руси

Монастыри появились в Киевской Руси сразу же после принятия христианской веры святым князем Владимиром. Примечательно, что Русь восприняла христианство в его, так сказать, кристальной чистоте и полноте. Учение Христа, защищенное от многих лжеучений, обогащенное безупречными формулировками Вселенских соборов, обагренное кровью исповедников, во всей своей внутренней силе стало достоянием славян. Так же и монашество, исполненное многовековыми опытом подвижников, явилось на Руси в пору его расцвета в Византии.

Следование лучшим восточным традициям египетских и палестинских отцов прослеживается во всей истории русского монашества. Со всей тщательностью русские подвижники стремились усвоить и охранить как монашеские уставы, так и сам дух древней аскезы. Основатель русского монашества, Антоний Печерский начинал послушание на Святой горе и утвердил преемство афонской традиции в одном из первых наших монастырей – Киево-Печерской лавре. Афон всегда оставался духовным маяком для многих русских иноков.

И тем не менее, развитие монашества на славянских землях имело ряд уникальных особенностей, связанных со множеством факторов. Это были и трудности становления Киевской Руси, происходившего среди распрей князей и монгольского нашествия; это и сложные природные условия северо-восточных земель, это, наконец, и национальные черты славян, особенности их характера. Русское монашество оказало влияние и на политическое развитие Русского государства и наложило особенный отпечаток на формирование культуры славян. Отметим некоторые из этих черт русского иночества.

Монашество оказало существенное содействие утверждению христианства в славянских землях. Очевидно, что крайнее воздержание и дух послушания в монашестве в своих началах противопоставлялись вольности и разнузданности язычества, которое еще только начинало изживаться на Руси. И то, что монашество сразу было с душой принято многими славянами как образец высочайшей духовной жизни, говорит о широте славянской души, оказавшейся способной в своих лучших сынах воспринять такой огромный душевный переворот. Яркий пример этого переворота мы видим в святом князе Владимире. Пример суровой аскетической жизни, который показывали первые печерские монахи, также не мог не оказать влияние на умы современников. В этом сказалась та роль, которую косвенно играло подлинное монашество и в последующие времена: уже самим своим существованием оно поражало людей и побуждало их к изменению своей жизни. Многие очевидцы монашеских подвигов и добродетелей, удивляясь этим примерам, оставались затем в обителях, посвящая свою жизнь иноческому пути.

Это миссионерское значение монастырей, заключавшееся, главным образом, в преподании примера высочайшей христианской жизни, можно считать основной заслугой русского монашества. Православие на Руси созидалось во многом духовной силой иноков. Идеал святости, реализованный в монашестве, стал той высотой, к которой стремились в древности как русские князья, так и простолюдины.

Характерной чертой русского иночества являлось печалование о судьбе своего Отечества. Монастыри равно делили со своим народом случавшиеся скорби, и в годину бедствий оказывали ему духовную поддержку. Наиболее яркий пример из нашей истории, – когда благословение преп. Сергия Радонежского вдохновило русское воинство перед грозной битвой с татарами на Куликовом поле. Похожий случай был и в Смутное время, когда преп. Иринарх Ростовский благословил Дмитирия Пожарского и его ополчение на освобождение Москвы от поляков. Нельзя не упомянуть подвиг патриарха Гермогена, призывавшего русский народ на борьбу с латинянами. В Смутное время многие русские обители доходили до полного обнищания, жертвуя все свои средства на борьбу с интервентами. Эта роль «печалования» и миротворчества монашества не столь уже явно проявлялась в последующие периоды истории, что было связано с более зависимым положением Церкви в Российском государстве. Однако примеры благотворительности и странноприимства монастырей, принимавших множество паломников, оставалось их характерной чертой.

Печалование о судьбе Отечества соединялось с тем влиянием, которое оказало монашество на формирование национальной идеи Руси. Центральное место здесь опять же отводится личности преп. Сергия, который своим примером сумел направить и укрепить самосознание народа в тяжелейший период монгольского ига. Важнейшим делом преподобного называют введение им общежительного устава в своем монастыре по образцу афонского. Установленное им общежитие оказалось притягательным для целого поколения иноков, оно было принято в десятках монастырей, основанных его учениками. Многие историки усматривают непосредственную связь между киновией, то есть общежитием, преп. Сергия и реализацией идеи единения русских земель. Эта мысль о союзе разрозненных русских княжеств была последовательным продолжением идеи первенства Москвы, которую всемерно поддерживал митрополит Московский Петр.

Другой мыслью, повлиявшей на национальное самосознание Руси, является знаменитая идея «Москва – третий Рим», которая также зародилась в монастыре, автором ее был старец Филофей. Эта идея возникла во времена усиления Московского государства, и в осознании своего могущества укрепилось добровольное желание Русской державы быть защитницей православных народов. Эта поистине благороднейшая миссия неоднократно бывала исполнена впоследствии.

Значительное и всестороннее влияние монашество оказало на формирование русской культуры. Это была великая задача, невольно возложенная на монашество. Представители древнего иночества были не только образованными для своего времени людьми, но и духовно просвещенными. «Неотмирная» печать их творчества лежит на всех достижениях нашей культуры периода Средних веков. Если архитектура первых каменных храмов в монастырях были во многом подражанием византийскому стилю, то более поздние несут уже иные, русские черты. Именно монастыри, во многом, сохранили лучшие традиции русского зодчества, а монастырские храмы отличаются особенной, лаконичной красотой.

Выдающимся явлением в нашей культуре были монахи-иконописцы. Известнейшими из них считаются преподобные Алипий Печерский и Андрей Рублев. Они создавали свои иконы, неся вместе с этим высокий молитвенный подвиг. Одухотворенные Рублевские иконы стали бессмертными творениями мирового значения. В этом ряду следует отметить и нашего земляка земляка преп. Иоакима Шартомского, сурового подвижника, написавшего несколько святых образов, прославившихся чудотворениями.

Большую роль сыграло монашество в просвещении народа, а также в составлении летописей. Иноки, сами будучи образованными людьми, обучали бедных грамоте, ими произносились яркие проповеди. Примером такой проповеди является известное произведение древнерусской литературы «Слово о благодати» митрополита Илариона. Известно, что начало летописания на Руси также принадлежало монахам. Первым известным летописцем был печерский монах преподобный Нестор. Образ монаха-летописца встречается даже в русской литературе[iv]. Благодаря наблюдательности летописца и его живому интересу к судьбе Русского государства, мы имеем сегодня ценнейшие свидетельства о нашей истории. В русских летописях примечательно не только яркое и емкое описание событий, но и их проницательное, духовное истолкование древними иноками-летописцами.

Важную роль сыграло монашество в освоении земель Северо-Восточной Руси, когда столица Руси была перенесена во Владимир, и многие переселялись в северные княжества. Это явление было названо историками «монастырской колонизацией»[v]. Иноки, искавшие уединения и безмолвия, уходили в глухие леса Севера и за несколько лет своими силами осваивали непроходимые прежде лесные чащи и болота, организовывали там монастырское хозяйство. Через некоторое время за ними подтягивались крестьяне, многие из которых спасались от татар, и пустынный сначала монастырь обрастал постепенно крестьянскими селами и посадами. Многие известные ныне селения обязаны своим появлением древним монастырям. В хозяйственном отношении иноки нередко обладали передовым опытом, и примеры образцовых хозяйств можно было встретить во многих русских обителях, даже, например, в северном Соловецком монастыре.

Наконец, нельзя не отметить особенное явление старчества, как наивысшую форму монашеского служения. Старчество в России возродилось благодаря преп. Паисию Величковскому, восстановившему подлинное молитвенное делание и древнюю традицию послушания монаха у старца. Особенного расцвета старчество достигло в Оптиной пустыни, к старцам за советом и духовной помощью приходили тысячи людей. Оптинские старцы повлияли на духовный путь многих современников, включая известнейших писателей и философов своего времени.

Говоря о тех известных явлениях в русской истории, на которые оказало влияние иночество, подчеркнем, что соучастники этих событий из русских монахов были люди необычайно одаренные, высочайшей духовной жизни, имевшие долгий опыт подвижничества. Их, так сказать, вмешательство в общественную жизнь своего времени происходило не столько из чувства «благородства», сколько оттого, что на то было для них особое указание Божие. Через них, имевших опыт созерцательной жизни в Боге и христианскую любовь, Сам Господь давал иногда направление нашей истории.

 

4. Значение монашества для современности

XX век совершил в русской истории колоссальный переворот. Россия в одночасье потеряла не только свои лучшие традиции, но, как казалось многим, потеряла саму себя. И если Церковь в годину гонений едва сохранила свое существование, то бытие монашества сузилось до нескольких островков. Ранее монахи отделялись от мiра, теперь же сам мip ополчился на монашество. Однако боровшиеся за выживание единичные монастыри, а также монахи, бывшие приходскими священниками, несли, как могли, веру людям и сохранили главное – саму традицию монашества. Эта традиция сегодня возрождается на наших глазах.

В какой мере можно сегодня говорить о значении монашества в нашей стране, в которой возродилось и вновь основано в общем более 800 монастырей? Очевиден рост  интереса к монастырям; паломничества в известные обители в наше время стали привычным явлением. Конечно, монашество еще переживает сложный период становления, развиваясь в условиях отсутствия преемственности и опытных наставников. Но можно сказать, что в главном оно состоялось: в том, что молодые люди искренне, по повелению сердца пошли в монастыри и пожелали посвятить свою жизнь для служения Богу.

Смеем предположить, что монашество, даже в малом  своем числе, если он возрастет в своих лучших традициях, будет способно оказать благотворное влияние на наше общество. И степень этого влияния, во многом, зависит от самого монашества, – насколько оно способно сохранить святоотеческие традиции, свои подлинные устремления. Вспомним, как в XIX веке, в сложных условиях духовно возродились такие известные русские обители, как Глинская пустынь, Саровский монастырь, Оптина пустынь, которые стали, по одному замечательному выражению, «кострами, у которых отогревалась замерзшая Россия».

Говоря о значении монашеской традиции для современной жизни, мы не имеем в виду какую-то конкретную задачу преобразования общества на христианских началах. Собственно, монашество никогда не ставило подобных задач, – попытаться изменить мiр, повлиять на него. Оно было направлено не вовне, а внутрь человека, стремилось исцелить конкретную личность, а не общество. В этом отношении влияние монашества на свое окружение всегда происходило неявно, опосредованно, как отклик на нужды мiра.

Главнейшей задачей современного монашества, как и в прежние времена, можно считать охранение чистоты Православия, его духовных традиций. Иноки, как носители подлинной духовности, являлись и защитниками православной веры. Православие в настоящее время испытывает сильное давление как со стороны секулярного общества, так и со стороны инославных церквей и различных сект. Поэтому сохранить православное вероисповедание в чистоте, определить его значение для нашего народа – задача важнейшая. Это, конечно, задача всей Православной Церкви, но, в особенности, монашества, как наиболее духовно чуткой ее части. На исторических примерах мы видим, что главными защитниками веры всегда были именно монахи – духоносные отцы Церкви, святители, подвижники-аскеты. Иногда даже великие пустынники, как, например, Антоний Великий, оставляли свою пустыню и шли в город, чтобы отстоять догматы Православия.

Охраняя в чистоте православную веру, монашество также может способствовать утверждению национальной идеи нашего народа. В современном безыдейном и бездуховном пространстве ясная, преемственная идея может стать опорой для всего общества. Основное содержание русской идеи – это идеал Святой Руси, который предполагает объединение, спасение, самосохранение нашей страны под знаменем Православия. Святая Русь – это не только Русь всех святых, но государство, в котором святость является высшим духовно-нравственным идеалом. Монашество может быть одним из проводников этой высокой идеи, утверждая, показывая ее в своей жизни.

Особенным примером для многих может стать монашеское общежитие. Эта форма жительства существует с самого зарождения монашества. Для большинства современных людей она кажется совершенно необычным явлением. Основой его чертой является принцип братства, когда каждый член общины считает возможным послужить другим бескорыстно и с любовью – по-братски. Это не просто собрание единомышленников, но союз людей, скрепленный благодатным составом – верой и евангельскими устремлениями. В условиях братского общежития человек совлекает с себя самость и имеет возможность духовно возрасти, исполняя заповедь о любви к ближнему. Монашеское общежитие есть подражание первохристианской общине в Иерусалиме, у членов которой «было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян. 4:32). Община, построенная на началах подлинного единодушия, нестяжания и взаимной любви могла бы стать настоящим центром притяжения для очень многих людей. Эти же начала должны быть заложены и в основание христианской семьи.

Уже при одном стремлении созидать монашеское общежитие утверждаются принципы, противоречащие господствующим ныне принципам корысти и индивидуализма. Показательно, что устремления сегодняшнего мiра с особым контрастом противопоставляются обетам, произносимым в монашестве. Мiрской дух своеволия, эгоизма противостоит монашескому обету послушания. Дух сладострастия, стремления к удовольствиям противостоит обету целомудрия. Дух наживы, сребролюбия противостоит обету нестяжания. Таким образом, примером своих общин монашество способно утверждать духовно-нравственные ценности, изложенные в Евангелии, быть в этом отношении подлинным миссионером.

Особо значимую роль монашество может сыграть в сохранении культурных ценностей Православия. Сегодня нередко повторяется, что преемство этих ценностей необходимо для сохранения нашего национального культурного кода. История русского монашества свидетельствует, что монастыри были не только причастны к созиданию нашей культуры, они сумели одухотворить ее. На всех истоках нашей древней культуры – архитектуре, живописи, пении, литературе, письменности – лежит печать религиозности. Вся культура была как бы пронизана молитвой наших предков. Мы должны непременно сохранить наши лучшие ценности, не порывать связь с нашим прошлым. И в православных обителях во многом сохранился дух Древней Руси. Он исходит от  восстановленных у нас старинных монастырских храмов, поновленных росписей. Особенно тщательно охраняются древние традиции в монастырском богослужении.

Реалии сегодняшней жизни таковы, что непосредственное участие православного монашества в приходской и общественной жизни весьма заметно. Многие священнослужители монастырей занимались духовным окормлением мирян. И если раньше в монастырях миряне искали примеров духовного преуспеяния, то в настоящее время монастыри являются школами научения самим основам православной веры. Многие монастыри участвовали и участвуют в просветительской деятельности, занимаясь изданием духовной литературы, поддерживая православные сайты, организуя духовные школы. Немалый вклад монастыри внесли в организацию детских приютов, стремясь дать подрастающему поколению основы православного воспитания. Такая, внешне сугубо мiрская деятельность монастырей, помимо прочего, свидетельствует о том безразличии, которое проявляет сегодня государство в отношении качества образования и воспитания наших детей, предпочитая исконно русским традициям образования сомнительные и бездуховные ценности, заимствованные с Запада.

Заключая обзор того значения, которое имеет монашеская традиция для современности, отметим, что те виды служения, через которые монашество являет себя мiру, не должны затмевать главной цели, для которого монашество призвано. Эта цель заключается в особом, внутреннем пути к познанию Бога. Заповедь молитвы и послушания являются главнейшим деланием монашества. Никакое социальное служение, никакое миссионерство не может быть выше того призвания, к которому изначально оно призвано. И отделяя себя от мiра, занимаясь сокровенным духовным деланием, иноки оказывает большую пользу мiру. Поскольку не существует более важной цели, чем спасение души каждого человека.



[i] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О монашестве. Разговор между православными христианами, мирянином и монахом. Т.1.

[ii] Отечник, составленный святителем Игнатием Брянчаниновым.

[iii] Игнатий святитель (Брянчанинов). О монашестве…

[iv] Пимен из «Бориса Годунова» А.С.Пушкина.

[v] Ключевский В.О. Курс Русской истории. М., 1988.