Игумения Алексия (Петрова): Чаша не страдания, но благодати

7975Владычний Введенский монастырь подмосковного Серпухова известен прежде всего почитанием чудотворного образа «Неупиваемая Чаша», празднование которого совершается 18 мая. Сюда ежедневно со всей России приезжают паломники — помолиться об исцелении страждущих от алкоголизма. Здесь помогают вернуться к здоровому образу жизни наркозависимым женщинам. Игумения Алексия (Петрова) руководит этим древним монастырем с момента его возрождения в 1995 году. Интервью с ней опубликовано в пятом номере «Журнала Московской Патриархии» за 2014 год.

— Чудотворный образ Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша» даже у верующих людей в первую очередь ассоциируется с лечением от алкоголизма и наркомании. Только ли за этим едут молиться перед образом?

— Конечно, нет. Богородица помогает всем, кто к ней обращается с разными просьбами. У нас даже были случаи помощи в разрешении квартирных вопросов. Но все-таки главная просьба всех паломников — это исцеление от пьянства, а также от наркомании, табакокурения и игромании.

— Не умаляет ли такое отношение к иконе почитания изображенной на ней Чаши причастия, основы образа?

— Очень интересно, что листовка 1912 года «Сказание о явлении иконы Божией Матери “Неупиваемая Чаша”« начинается не с самого сказания, а с объяснения иконографии этого образа. Это было сделано потому, что и до революции в народе ходило неправильное толкование. Говорили, к примеру, о «Чаше страдания». Однако Чаша, изображенная пред Богородицей, — это не «чаша страдания», а Чаша Божией благодати, Чаша причастия.

Лично меня коробит нынешнее утилитарное отношение к иконам как к таблеткам — эта икона «от пьянства», та — «от желудка», третья — «от ног», «от головы».

Некоторые паломники считают, что поставил свечку, приложился к иконе, заказал поминовение и этого достаточно. Этакое обрядоверие или даже «шаманство» в Православии. Мы наблюдаем развитие духовной лености, нежелание молиться и прикладывать духовные усилия самостоятельно.

— В лавках некоторых монастырей и храмов иногда можно встретить объявления, что «алкоголиков не записываем» на церковное поминовение. Мол, если они пьют, значит, нарушают заповедь, а значит, они вообще не верующие и не христиане вовсе.

— Заповеди, к сожалению, нарушает любой человек. Ибо нет человека, который жив будет день един, и не согрешил бы (2 Пар. 6:36). Когда человек пьет — это заметно другим, а другой грешит блудом, но об этом никто не знает. Мы молимся об исцелении конкретной страсти, поэтому знаем, с чем человек к нам пришел.

— Бывает, верующие боятся искушений после молитвы за страждущего. Это малодушие? Что им можно посоветовать?

— Есть, конечно, такая фраза: «На тех, кто молится за алкоголиков, весь ад восстает». Но любая молитва за другого человека — это подвиг. Есть мнение среди воцерковленных людей: сделаешь доброе дело — будет искушение. Это суеверие. Человек привык так думать не потому, что он узко мыслит, а потому, что слышал это с детства, не задумываясь над духовным смыслом фразы.

Я не думаю, что это от маловерия. Может быть, кто-то действительно боится искушений, малодушничает, но чаще это все же просто суеверие, ставшее частью околоцерковной традиции.

— А было такое, чтобы уходили из монастыря по этой причине?

— Нет, не было. Матерь Божия благоволила в нашей обители явить Свою икону. Каждая из сестер, принимая решение остаться в этом монастыре, сразу была настроена, что придется молиться о страждущих. Можно предположить, что человек, который боится этой проблемы, просто не придет к нам в обитель.

У нас, слава Богу, было очень мало сестер, которые уходили. Второй и последний случай был в 2008 году.

— Когда в человеке появляется готовность понести подвиг за незнакомого, но нуждающегося в духовной поддержке, страждущего человека? Тысячи православных едут к известным духовникам, и те всех принимают, каждому незнакомцу жертвуют частичку своего сердца. Ваш монастырь молится за многих из тех, кто по причине страсти принес горе ближним и, казалось бы, достоин осуждения.

— Мы молимся за страждущих в силу того, что чудотворный образ Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша» явлен и находится в нашем монастыре. Если же говорить о духовниках или христианах, которые идут на путь духовного служения именно людям, то это делается только по благословению. Благословляющий на это служение видит, что у человека хватит духовных сил. Только с Божией помощью, по благодати можно нести подобное служение. Духовные силы, чтобы нести немощи других людей, могут появиться только после того, как человек пожил внимательной духовной жизнью, нес подвиги, приносил покаяние.

— Господь призвал каждого возлюбить ближнего, как самого себя, и привел в пример притчу о добром самарянине. Должны ли мы помогать каждому, кто нуждается в помощи?

— Да. Но кому может помочь просто верующий? Соседу, духовной сестре, брату по приходу. Жена помогает мужу — они родственники. К духовнику же идут тысячи людей. Если человек без благословения возьмется молиться за всех подряд, взвалит на себя больше, чем может понести, то у него будет духовный упадок, вплоть до отвращения от веры. Человек выдохнется. Сейчас есть такой термин: «выгорание». Не хватило сил, все растратил, и самому не хочется ни молиться, ни в храм ходить. Кто-то скажет: это искушение, но это все же духовно-психологическая проблема.

— Как молиться за пьющего до того, как получишь благословение на молитву о нем?

— Пока ждешь благословения на личную молитву, можно подавать поминовение в храмах, в монастырях. Когда ты подаешь записку, то молитва за человека уже идет.

— В монастыре много лет ведется реабилитация наркозависимых женщин. Успешно?

— Да, с Божией помощью наши реабилитантки возвращаются постепенно к здоровому образу жизни.

Так, несколько лет назад к нам приехала на реабилитацию девушка. Жила у нас два года, затем уехала домой, там у нее были кратковременные срывы. После этого она лечилась в других реабилитационных центрах. Получила высшее образование и вернулась в монастырь. Сегодня она работает у нас штатным социальным работником — курирует других реабилитанток. Ее опыт употребления и лечения помогает ей понять тех, кто только приехал к нам на исправление. Ее не обмануть, она прошла этот тяжелый путь. И я прислушиваюсь к ее советам: в чем реабилитантке дать послабление, а где, наоборот, «закрутить гайки».

Приведу вам пример чуда исцеления и ресоциализации, и даже медицинского чуда! У нас была на реабилитации девушка-москвичка, трудилась, помогала при монастыре, мы ставили ее на хозяйственные послушания, за время реабилитации она воцерковилась. Со временем она вышла замуж за сотрудника монастыря. Несмотря на неблагоприятные прогнозы (у нее, как и у многих наркоманов, был гепатит «С»), она забеременела. В период беременности еженедельно приходила в монастырский храм на исповедь, причащалась. Благодаря ее вере и помощи Божией у нее полностью пропал гепатит «С». Просто исчез! Теперь она абсолютно здоровый человек. У нее семья и здоровый ребенок.

— К вам в монастырь приезжает очень много паломников. Это тоже жертва — монастыря миру. Но не мешает ли это духовному деланию?

— Конечно, большое количество паломников привносит свои особенности. С одной стороны, вроде бы это хорошо, когда пришли люди, оставили копеечку-пожертвование, но когда много людей — много и суеты.

Вопрос организации паломников на территории монастыря сложный. Толпа паломников может буквально оставить за собой вытоптанное поле, как это бывает, к примеру, у источника Тихона Калужского после дня памяти святого. Вытоптана каждая травинка на территории источника.

Чем лучше сестра помолится, тем легче ей справиться с потоком паломников. Поэтому, я считаю, в монастырях, где много паломников, должны быть скиты, куда сестры могли бы периодически уезжать для молитвы. Мы стараемся чередовать различные суетные послушания с храмовыми — это дает возможность сестрам духовно и душевно восстанавливаться.

— Выходит, монах все-таки живет в первую очередь уединением и лишь потом — жертвенным служением ближним?

— В моем представлении, жертвенное служение возможно только после того, как монах пожил настоящей монашеской жизнью. Я не говорю, что совсем уединенной — мы не такие уж скитские монахи, как в древности. Но уставная монастырская жизнь дает возможность с меньшим уроном для духовной жизни общаться с мирскими людьми. А если человек сначала наобщался с мирскими людьми, то после его уже не загнать в рамки монашеского устава. Поэтому надо сначала научиться молиться, а потом уже выходить на служение людям.

— В России есть монастыри, которые полностью закрылись от мира, открывают двери храма только на время богослужения. Это новое явление кого-то смущает, кого-то удивляет. Владычний монастырь всегда открыт для посещения?

— Наш монастырь открыт всегда. Большинству монахов хочется служить Богу именно в древнем представлении о монашеской жизни. Может быть, и нам хотелось бы закрыться от мира, но не мы себе выбрали икону «Неупиваемая Чаша» и позвали паломников. Матерь Божия Сама благоволила, и поэтому мы не закрываем ворота. Как мы можем закрыть святыню?!

— Насколько подготовлены сестры к приему паломников и туристов? Если вдруг какую-нибудь сестру за свечным ящиком спросят, например, про историю «Неупиваемой Чаши», сможет рассказать?

— Да. И не только сестры за свечным ящиком, но и мирские сотрудники в иконной лавке. Нами был собран простенький «вопросник» по темам, которые чаще всего тревожат наших паломников, и разработаны правильные церковные ответы. Все наши сотрудники с ним ознакомлены и сдают по нему экзамен. Кроме того, миряне, работающие у нас с людьми, сдают экзамен на знание истории и святынь монастыря. Они также должны уметь дать совет о молитве. А для серьезных духовных вопросов в храме есть священник.

— Сестре могут задать вопрос, требующий богословского ответа. Возьмется?

— Задать могут любой вопрос. Если он сложный, сестры отправляют вопрошающего к священнику. Как раз на днях сотрудники лавки будут сдавать экзамен на знание катехизиса. Нами разработаны вопросы, требующие от сотрудника монастыря обязательного знания о проскомидии, Псалтири и некоторых других вопросах.

— Говорят, что та самая чудотворная икона, обретенная на колокольне Георгиевского храма Владычнего монастыря в 1878 году, находится ныне в частной коллекции. Имеет ли смысл ее искать и бороться за возвращение?

— Думаю, на данном этапе смысла в этом нет, потому что очень много чудотворений от ее чтимых списков. Прошло достаточно времени с момента открытия монастыря, с момента написания копии. Проблема остро не стоит. Но, конечно, хочется знать, где подлинник, утерян он или нет.

— Матушка, во многих монастырях и храмах, где есть чтимые иконы, запрещена фотосъемка, в том числе и в вашем монастыре. С чем это связано?

— Чаще всего такой запрет введен в целях безопасности. Ведь под ударом не только главная святыня обители, но и остальные иконы. Обычно опасаются сбора сведений для грабителей.

Возможно, в некоторых местах не хотят, чтобы тиражировалось изображение иконы. Но это уже маловероятно, потому что любительская съемка не дает хорошего качества.

— Если вдруг зевака не увидел объявления о запрете и стал фотографировать в вашем храме, у сестер хватит терпения сделать вежливое замечание?

— У наших сестер нет благословения делать кому бы то ни было замечания. Это, конечно, не касается хулиганского поведения. Простое незнание основ поведения в храме не должно повлечь за собой замечаний или осуждающих тирад.

Но люди разные, всякие бывают искушения. Чем старше человек, тем больше у него желания поучать. Недавно у нас был случай: пожилая монахиня, которой уже 74 года, сделала замечание женщине за громкий стук каблуков. Прихожанка обиделась, но мы с ней поговорили, успокоили, конечно. А монахиня удивилась потом: «Да я просто тихонько сказала».

— Матушка, приезжают ли паломники к другим святыням монастыря, кроме образа «Неупиваемой Чаши»?

— Люди приезжают и к иконе «Введение Богородицы во Святая Святых». Есть те, кто целенаправленно едут к преподобному Варлааму Серпуховскому, который был келейником и сотаинником митрополита Алексия, святителя Московского. Преподобный Варлаам основал обитель в 1361 году и стал первым ее игуменом. Его мощи находятся под спудом у Введенского собора.

Встречаем и туристов, которых интересует архитектурный ансамбль монастыря — он уже вполне восстановлен и является памятником архитектуры годуновского времени. Нередко бывают у нас группы архитекторов, художников. Сотрудники областного министерства культуры привозят сюда своих друзей архитекторов из других областей, из других министерств, чтобы показать ансамбль монастыря.

Кажется, в 2002 году мы получили благодарственное письмо от российского Министерства культуры за «бережное отношение к памятнику и за проведение научной реставрации». Не просто реставрации, когда замазал трещины и переделал все, как тебе надо, а именно «за проведение научной реставрации».

— Известно ли вам, как много паломников приезжало во Владычний монастырь до революции?

— Нам неизвестно о количестве паломников, которые приезжали к иконе «Неупиваемая Чаша», мы не видели этих документальных сведений. У нас есть свидетельства о посещении монастыря для поклонения преподобному Варлааму.

Кстати, с уверенностью можно сказать, что преподобный Варлаам был знаком и с Преподобным Сергием Радонежским. Митрополит Алексий часто встречался с Преподобным Сергием и наверняка брал с собой келейника — монаха Варлаама.

Преподобный Сергий приходил и в Серпухов к серпуховскому князю, чтобы выбрать место для Высоцкого монастыря. Можно предположить, что он посетил монастырь, основанный его духовным другом святителем Алексием, в котором настоятелем был преподобный Варлаам.

В середине XIX столетия имя преподобного Варлаама стало известно по всей России. Случилось это благодаря игумении Митрофании (в миру — баронесса Прасковья Григорьевна Розен), руководившей Владычним монастырем с 1861 по 1874 год. По донесению игумении в Синод, только в мае 1869 года в монастырской гостинице остановилось 4248 богомольцев, пришедших на поклонение именно преподобному.

— Игумению Митрофанию обвинили и судили за подделку векселей. Так ли все просто было в той истории?

— Мы пытались разобраться, но в этой истории важны документальные свидетельства 150-летней давности. Нам не удалось найти ни подтверждающих, ни опровергающих эти события документов.

Консультации с юристами привели к предположению, что игумению подвели под суд наследники купца Солодовникова. Сейчас трудно уже сказать, как это было на самом деле. Личного интереса игумении следствие не нашло: похищенное предназначалось монастырю.

Мы верим в невиновность игумении Митрофании. На то есть косвенные признаки. Во-первых, она не нанимала себе дорогих адвокатов. Ее дело вел сын институтской подруги, и этот выбор она объяснила так: «Пусть хотя бы кому-то это дело принесет пользу». Молодой адвокат, участвуя в этом деле, мог приобрести известность. Во-вторых, по благословению святителя московского Иннокентия (Вениаминова) во всех храмах служились молебны «о невинно осужденной игумении Митрофании». Конечно, это не прямое доказательство невиновности, но все же косвенно свидетельствует в ее пользу.

Кроме дела о подложных векселях купца Солодовникова было дело, связанное с купчихой Медынцевой, которая была пьющей. Игумения Митрофания держала ее рядом с собой, собственно, так же как сегодня в монастыре проходят реабилитацию страждущие. Родственники купчихи обвинили игумению в том, что она держала Медынцеву в монастыре, чтобы использовать ее деньги. Но я-то знаю, что, пока человек не исцелился, его отпускать нельзя. Слава Богу, нас так еще ни разу не обвиняли. Пребывание страждущих девушек у нас бесплатное.

— Матушка, явление «Неупиваемой Чаши» произошло сразу после ссылки игумении Митрофании. Можно ли как-то связать эти два события?

— Я обычно говорю, что явление «Неупиваемой Чаши» — это реабилитация всего монастыря и реабилитация преподобного Варлаама.

Игумения Митрофания занималась восстановлением почитания преподобного Варлаама. Есть сведения, что в XVI-XVII веках он почитался как святой. Она собирала свидетельства, чудеса, которые происходили на гробнице преподобного. Раньше все было строго, все донесения отправлялись в Синод. Из консистории прислали человека, который проверял чудеса. Процент неподтвержденных чудес невероятно мал — только одно на 20 чудес. У 70% просивших о помощи было явное исцеление, у остальных — очевидное улучшение здоровья. Я работала в Центральном государственном историческом архиве (ЦГИА) города Москвы и лично видела эти документальные свидетельства.

После суда над игуменией Митрофанией сократилось число паломников в монастырь. Сестры перестали записывать свидетельства о чудесах — им уже было не до этого. Так в консисторию перестали поступать чудеса, и поэтому в 1877 году было издано постановление прекратить дело о канонизации преподобного Варлаама.

В 1878 году предстательством преподобного Варлаама на колокольне Георгиевского храма Владычнего монастыря явилась икона «Неупиваемая Чаша». Это явная реабилитация и монастыря, и преподобного Варлаама. Это явное чудо, связанное со святым.

В связи с судом над игуменией Митрофанией у монастыря было описано имущество. С появлением иконы приток паломников вновь увеличился, и материальное состояние монастыря стало улучшаться.

— Празднование дня «Неупиваемой Чаши» всегда в Серпухове было особым — много паломников, два крестных хода из монастырей с чтимыми списками этой чудотворной иконы. В прошлом году формат праздника был изменен — теперь это праздник всего Серпухова. Расскажите подробнее.

— Первый большой крестный ход был в 2003 году в честь 125-летия явления иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша». В тот день крестный ход направился из Высоцкого монастыря во Владычний, объединив тем самым два монастыря — Высоцкий, в котором было восстановлено почитание чудотворного образа, и Владычний, в котором икона «Неупиваемая Чаша» была явлена. На протяжении многих лет торжества так и проходили: верующие служили молебен в Высоцком монастыре, затем шли крестным ходом через город во Владычний, и здесь молебен заканчивался. Так праздник захватывал часть города, в нем принимали участие только верующие. В прошлом году формат праздника изменили: празднование вывели за пределы церковной ограды в город. Теперь молебны начинаются в двух монастырях одновременно, затем два крестных хода встречаются на центральной городской площади, и там служится завершение молебна, после чего горожане и паломники прикладываются к иконе «Неупиваемая Чаша». Завершение молебна на центральной площади города сделано для широкого привлечения серпуховичей, которые, быть может, еще не воцерковлены, но уже хотят поучаствовать в церковной молитве. Заканчивается праздник концертом духовной музыки. В этом году празднование пройдет по такой же схеме.

— Что готовит ваш монастырь для паломников и горожан, которые приедут на торжества?

— Наш монастырь подготавливает листки с историей явления и почитания чудотворного образа «Неупиваемой Чаши» и преподобного Варлаама Серпуховского.

В газетах Серпухова заранее печатаются тематические статьи, на телевидении записывают передачи, посвященные событию.

Но главным для нашего монастыря станет закладка памятника преподобному Варлааму на площади перед монастырскими воротами. Первый игумен и строитель монастыря будет встречать верующих образом Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша».

«Церковный вестник»/Патриархия.ru