«Мы были уже не под законом, а под благодатью»

DSCN2096cПаломники Шуйской епархии продолжают делиться своими впечатлениями о юбилейном крестном ходе и торжествах в честь празднования 700-летия со дня рождения прп. Сергия Радонежского.

Мы выехали на крестный ход из г. Шуя на заказных автобусах, их было три, рано утром 16 июля. Приехали мы в г. Хотьково во время литургии (шло причастие) – службу было слышно с вокзала. После молебна множество людей (мы даже не могли войти в храм) двинулись крестным ходом. Хотелось не идти, а бежать, и мы часто убегали от своей Шуйской епархии, незаметно поддавшись влечению неведомой силы. Впереди нашей епархии, на знамени которой был изображен вмч. Пантелеимон, шла митрополия Ивановская. Они всю дорогу громко пели молебен прп. Сергию, и под пение было легче идти, поддерживая молитвенный дух. Люди выходили из домов и поливали нас водой, давали попить – тоже вносили свою лепту в общее дело молитвы и спасения. Теперь, пока набирали воду, мы отстали от своих и попали в другую молитвенную волну – пели антифонно Иисусову молитву как марш в такт шагу (это воистину строевая песня воинства Христова). Остановившись через некоторое время на привал, мы упали прямо на траву. А рядом с нами подошла женщина-беженка с Украины и со слезами благодарила русского священника за молитвы об этом многострадальном крае, рассказывала многие подробности ужасных зверств над мирными жителями. Воистину, этот ход, эта молитва была не только за Святую, но и за Киевскую Русь. И это не окраина, а сердце ее. Многие встречали давних знакомых, и я тоже встретила сестру во Христе, с которой не виделась двадцать лет.

Дошедши, наконец, до Благовещенского поля, наши соавтобусники стали собираться уезжать. Поужинав и выпив пару стаканов замечательного чая с мягким батоном и помывшись в душе (была даже баня!), мы отправились искать свой автобус, чтобы забрать вещи. Мы шли по Сергиеву Посаду, не узнавая его. Это был сказочный город с оригинальными клумбами и площадками, часовнями, украшенными иконами и целыми скульптурными группами, представляющими сюжеты из жития преподобного. Вернулись чудесным образом на поле, где уже шла Всенощная, посвященная прп. Сергию и Святым Царственным страстотерпцам, которая началась в 9 часов вечера с переходом в литургию в 12 часов ночи. Часы не читали, по-афонски. Исповедь была прямо здесь, на поле. Было много священников, которые жили здесь же в отдельной палатке. Здесь же мы встретили группу паломников из Сербии со своими знаменами и иконами. На поле было множество чудотворных икон, или их копий, которые тоже участвовали в крестном ходе. Причастившись Святых Христовых Таин и отдохнув в палатке (рассчитанной на 30 коек с белоснежными накрахмаленными простынями), мы отправились к преподобному в его Лавру, до которой с нашего лагеря идти примерно около получаса. Не дойдя до Лавры метров 500, мы увидели многолюдную вереницу к мощам прп. Сергия. Здесь уже очень тягостно было стоять: нещадно палило солнце, показалось жарче, чем на крестном ходу. Мы и непрестанно пели Акафист преподобному. Не доходя метров 30 до входа в Троицкий храм, его неожиданно закрыли, раньше, чем это было написано в расписании. Мы пошли попить чайку и встретили нашего Владыку, который шел на службу. В 15 ч. начиналось малое повечерие с акафистом, а в 18 ч. – Всенощная. Все службы проходили под открытым небом, на Соборной площади. Алтарем служила беседка-помост, вся увитая великолепными белоснежными цветами, установленная у входа в Успенский собор, а храмом была вся территория Лавры. В нескольких местах были установлены мониторы, где можно было близко увидеть священнодействие. Мы расположились на газонах, которые тоже все были заполнены людьми, и молились, стоя на коленях, т.к. ноги были стерты до водяных мозолей. Вечером бесплатные автобусы подвезли нас поближе к нашему палаточному лагерю.

На следующее утро (это было 18 июля – день памяти преподобного) рано утром мы пошли на остановку. В 9 ч. начиналась Литургия, и Патриарх всех пригласил на нее, еще была Литургия в Лавре в 3 ч. ночи – но это уже для самых ревностных подвижников. А все Литургии (планировалось 2) на Благовещенском поле были отменены. Здесь уже начинаются непрестанные чудеса, страшно было даже думать, потому что все твои желания тут же осуществлялись, а временные рамки совершенно не поддавались никакому логическому объяснению, точнее, физические законы упразднялись. Мы были уже не под законом, а под благодатью. Или время остановилось, или же значительно растянулось (несколько десятилетий назад было открыто физиками, что время имеет плотность). Такое было ощущение, что Царство Небесное спустилось на землю. К примеру, решили мы пойти в Предтеченский храм на исповедь, который тоже был забит битком людьми. Читали общую исповедь, а нас вытолкали немного вперед, к аналоям, у которых еще никого не было. Вскоре пришел священник и встал прямо перед нами, и началась исповедь. Вперед прошла незнакомая женщина и очень долго исповедовалась. Следующая исповедница тоже долго исповедовалась, да и священник никого не торопил, а наоборот, располагал к беседе. Из нашей группы сестры тоже не так быстро отошли. Это было удивительно. И он чувствовал настрой каждого: кому хотелось побыстрее и другим дать место у аналоя, он не задерживал. А Причастие стольких людей тоже было очень недолгим, так как было много чаш. А у той, к которой мы подошли (на ступеньках Трапезного храма) перед нами причащались только двое. Даже хор не ожидал такого темпа, замешкался.

Накануне мы не попали к мощам. Нас заранее проинструктировали,  чтобы в сам праздник мы даже близко не подходили к Троицкому храму: будет и правительство, и священство. А нас чудом запустили в храм (мы хотели куда-то уже уйти, но вернулись – как будто Преподобный нас сам не пускал уйти, не приложившись к его мощам). И еще: у нас девочка растянула ногу, нога распухла, и трудно было ходить. И Преподобный благословил нам машину прямо до дома, да еще с таким водителем, который нам включал слушать беседы по толкованию Писания и еще их объяснял применительно к нашей жизни. А в конце пути мы еще и искупались в источнике, в Приволжске. Еще интересное воздействие такой «концентрированной» молитвы (молитвенного единения стольких людей) на душу. Вроде бы и рассеянность из-за многолюдства и все же какой-то неустроенности, но потом – такая собранность, как от продолжительного уединения, и какое-то просветление в уме, и необыкновенная радость и легкость. Слава Богу за Его душеспасительный Промысел –и благодарность нашим пастырям за молитвы, заботы и попечение!