Юная паломница – о крестном ходе

DSCN2085сНа торжества, посвященные 700-летию со дня рождения прп. Сергия Радонежского, собралось множество народа: пришел действительно и стар, и млад. Особенно важно было принять участие в таком мероприятии для молодежи, ведь их жизнь только начинается, и от того, к какому нравственному ориентиру они будут стремиться, зависит их будущее. Что особенно запомнилось юной паломнице, как она восприняла событие, в котором Господь сподобил ее участвовать — расскажет она сама.

У меня было огромное желание побывать на празднике, посвященном 700-летию со дня рождения прп. Сергия Радонежского. Ведь я оказалась современницей этой даты, было бы обидно пропустить это грандиозное событие, не поучаствовать в крестном ходе, не помолиться со всеми вместе прп. Сергию, равнодушно пройти мимо. Сейчас необходима молитва, исходящая не от одного лица, а от всей Церкви, потому что такая молитва самая сильная. А 700-летие со дня рождения Сергия Радонежского не есть ли замечательный повод, чтобы объединиться всей Православной Церкви и вознести молитву к Богу через Его Угодника? Я думаю, это и была самая главная цель всего нашего путешествия. Крестный ход был нелегким — все это знали заранее. Все знали, что будет жара, что не будет тени, что устанут ноги от длинного пути, но люди, несмотря на это, пришли. И пришли в таком количестве, что за все время крестного хода я не видела ни начала, ни конца людского потока! Ни разу в жизни мне не приходилось видеть столь огромную массу народа. Я подумала тогда, что такое бывает или во время войны, или… На день рождения прп.  Сергия… И если мы такой армией идем… Армией? Точно! Ведь это тоже война! Только духовная. В атаку!

По пути следования нашего хода то и дело встречались кареты скорой помощи, полиция на лошадях, волонтеры, которые ни разу не проявили ни раздражения, ни грубости — только ощущалась их поддержка и забота о нас. Мы прошли долгий путь и прибыли на Благовещенское поле. Оно и стало полем битвы для всех, кто молился на нем. Первыми на молитву встали Патриарх, епископы, священники, которые стойко перенесли долгий путь, шли вперед, не сбавляя шагу, не давая нам, следовавшим за ними, расслабиться. Жизнь наша состояла из Всенощных, Литургий, акафистов и молебнов, в общем, была очень непривычной. Такие обыкновенные дела, как «спать» и «есть», стали чем-то очень редким, потому что ими просто некогда было заниматься. Вечер — Всенощная, ночь — Литургия, утро — опять Литургия, день — акафисты. И эта цепочка прервалась только после нашего отъезда. Службы перемежались стоянием в очередях к мощам прп. Сергия, походами в прекрасную Лавру, которую так дивно украсили, и редкими »перекусами». Жили мы прямо на поле в армейских палатках, и однажды пришлось попробовать солдатский обед, который мне очень запомнился.

Ради одного великого дела собрались вместе самые разные люди. Кого я только там не увидела! Казаки и байкеры, сербы и удмурты, украинцы и белорусы — люди со всей России и Ближнего Зарубежья прибыли сюда. Многие привезли с собой иконы, к которым люди с молитвой прикладывались. По городу ходили специальные безвозмездные автобусы, развозившие паломников туда-сюда, от Лавры до палаточного городка и обратно. Замечательно!

Вершиной торжеств стала праздничная Литургия в Троице-Сергиевой Лавре, которую служил Святейший Патриарх Кирилл. На службе было много представителей государственной власти. Народ заполнил все пространство Лавры, а на Литургии были митрополиты и епископы не только со всей России, но и из множества других государств: Греции, Болгарии, Сербии, Чехии, Румынии и т. д. Литургию эту невозможно забыть.

Да, болели стертые уставшие ноги, кружилась голова от утомления, и кушать хотелось — это все правда, но надо вспомнить слова Патриарха о том, что в ответ на наш небольшой подвиг и усердную молитву Господь подает просимое и что именно в таких случаях проверяется наша духовная сила.