Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 31 октября 2016 года

3p20161031-vsn_1393-120031 октября 2016 года в Москве под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось очередное заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Открывая заседание, Святейший Владыка обратился к собравшимся со вступительным словом.

Приветствую членов Высшего Церковного Совета.

Сегодня ровно год со дня катастрофы, которая произошла над Синаем, когда по злому человеческому умыслу погибли наши соотечественники. Я просил бы начать заседание провозглашением «Вечной памяти».

На сегодняшнем заседании нам надлежит обратить особое внимание на вопросы религиозного образования. Образование является сквозной темой, проходящей через все практически наши заседания. Это свидетельствует о том, что образование в Церкви является очень важным приоритетом. С решением проблем, стоящих в этой области, мы связываем и совершенствование пастырской работы в Церкви, и, может быть, в первую очередь, изменения в сознании наших детей и молодежи.

Тема воскресных школ, которую мы сегодня будем осмыслять, предполагает совершенствование учебного процесса. Я хотел бы обратить внимание на то, как изменились дети. Они очень отличаются от детей нашего поколения. С большим интересом посещаю православные гимназии, воскресные школы, общаюсь с учащимися и вижу, как изменилось их сознание и отношение к учебному процессу. В наше время ребенок просто усваивал, в той или иной степени, с тем или иным интересом, то, что ему рассказывали преподаватели. Но современный ребенок погружается в интерактивную среду, он сам участвует в образовательном процессе, у него действительно изменилось отношение к образованию. Есть еще одна особенность, которая, вероятно, связана с общим ускорением темпов жизни: от образования дети и их родители ждут скорейшего результата, не так, как это было в наше время. Все эти изменения в психологии ребенка, в психологии родителей мы, конечно, должны учитывать.

Мне кажется, в этом плане особое внимание нужно обратить на воскресные школы. В воскресных школах не следует копировать старый способ образования, когда преподаватель рассказывает, дети слушают, что-то запоминают, потом отвечают. В той или иной степени эта старая традиция всегда будет сохраняться, но нам нужно усиливать именно интерактивную часть работы.

С самого раннего детства дети привыкают к гаджетам, и это, конечно, содействует их скорейшему развитию. Но есть проблема: они погружаются в виртуальную реальность. Мы должны вводить в программу наших воскресных школ то, что вводило бы ребенка в соприкосновение с реальной жизнью, — вот почему мне кажется очень важным развивать деятельность по приобщению детей к труду. Посещая разного рода мероприятия, в том числе молодежные, я обратил внимание на то, какой интерес вызывают практические занятия, на которых участникам прививаются определенные трудовые навыки. Я неожиданно для самого себя увидел, насколько увлекает людей, когда, например, что-то лепят из глины, строгают, собирают. Например, строят деревянную часовню — сотни людей собираются в центре города посмотреть, как обрабатывается бревно, как возводится обыденный храм или часовня. Нам следует обратить внимание на это обстоятельство. Думаю, в программе воскресных школ должны появляться образовательные курсы, которые вводят ребенка в контакт с реальными предметами, которые развивают конкретное мышление и конкретные навыки.

То же касается и духовного воспитания. Обратите внимание, с каким с удовольствием дети принимают участие в богослужениях. Одно дело, когда ребенок всю службу стоит и просто созерцает, и другое — когда он в алтаре, на клиросе, у подсвечника, за требным столом, как-то помогает. Мы должны очень хорошо продумать возможность вовлечения детей в практическую литургическую деятельность.

Все это связано именно с тем, что нахождение в виртуальной реальности создает у ребенка дефицит практических дел. Мне кажется, мы должны учесть специфику современной детской психологии и постараться использовать дефицит, о котором я сказал, и для развития интереса детей к религиозному образованию, и для приобщения их к литургическому благочестию.

Примерно из того же кластера проблем и возможностей — привлечение нашего подрастающего поколения к активной деятельности в разного рода мероприятиях. Мы знаем, с каким интересом дети относятся к походам, к паломничествам, то есть к реальным действиям, которые вводят их в соприкосновение с жизнью, в том числе с духовной. Поэтому я попросил бы обратить внимание на то, чтобы наши программы воспитания, особенно в воскресных школах, включали в себя этот очень важный компонент. Будет меньше скуки, скажу откровенно, будет меньше формализма и, самое главное, мы будем развивать то, что теперь называется интерактивностью, то есть вовлечением ребенка в процесс обучения.

Самым, может быть, важным аргументом в пользу такого подхода к образованию в воскресных школах является все-таки несомненная неудача дореволюционного религиозного воспитания. Ведь практически все те, кто в 20-е годы отказался от веры и от Церкви, изучали Закон Божий. Соблазны мира сего, какие-то новые идеи захватили сознание настолько, что заложенные навыки были в значительной степени ослаблены. Не в полной мере, конечно, потому что с возрастом именно комсомольцы 20-х годов стали пополнять наши храмы, но должно было многое произойти, люди должны были многое испытать, выстрадать, чтобы началось обращение к вере, которое очень ярко проявилось в Великую Отечественную войну и в послевоенные годы. Но нам не нужны новые катаклизмы для того, чтобы люди снова обращались к вере. Мы должны делать правильные выводы из нашей истории, в том числе из истории системы церковного воспитания.

Хотел бы этими словами предвосхитить нашу дискуссию в отношении тем, которые будут предложены в рамках общих размышлений о развитии религиозного образования в нашей Церкви. Благодарю за внимание.

Патриархия.ru