Выступление иеромонаха Тихона (Захарова) на конференции «Уездная старина»

0028 октября в литературно-краеведческом музее Константина Бальмонта г. Шуя состоялись XVIII чтения по региональной казуальной истории «Уездная старина». С докладом, посвященным настоятелям Николо-Шартомского монастыря, на конференции выступил насельник этого монастыря иеромонах Тихон (Захаров). 

Иеромонах Тихон (Захаров)

Настоятели Николо-Шартомского монастыря

В исследованиях по истории православных монастырей всегда особенное внимание уделялось личности основателя обители. Как замечает исследователь русского монашества И. Смолич, «в Древней Руси [в отличие от западной традиции] строй монастырской жизни определялся личностью основателя монастыря и игумена… Для древнерусского инока главное было не в духовном содержании традиции, не в ее преимуществах или ее церковном признании, а скорее в личности, в духовном облике основателя обители»[i]. И хотя у многих русских монастырей имена основателей остаются неизвестными, однако устав и духовные традиции, утвержденные при основании, некий «дух монастыря» неизъяснимым образом сохранялись в течение столетий и оживали даже после разорений советского периода.

В отношении истории Николо-Шартомского монастыря следует признать тот же существенный изъян – неизвестность личности основателя. Известен список имен настоятелей монастыря, начинающийся с середины XV века, но сведения о каждом из них вплоть до начала XIX века отсутствуют или весьма скудны. Во многом по этой причине обзоры истории Шартомской обители имеют, преимущественно, более историко-краеведческий характер, нежели духовно-назидательный, как это обычно бывает в летописях или агиографической литературе.

Конечно, не только личность основателя, но и фигура кого-либо из последующих настоятелей монастыря могли наложить отпечаток на облик обители, как внешний, так и внутренний. Так, в истории Шартомской обители можно выделить имена некоторых игуменов, период настоятельства которых был отмечен заметными событиями и укреплением монастырской жизни. Следует подчеркнуть важность составления по возможности точного синодика настоятелей, который используется в монастыре для молитвенного поминовения на каждой Литургии.

Список настоятелей Николо-Шартомского монастыря впервые приводится у Владимира Борисова. Поскольку этот список, по словам краеведа, был извлечен им «из монастырских бумаг и из архивов Шуйских присутственных мест»[ii], то есть сличался с различными архивными источниками, можно предполагать, что подробного синодика настоятелей как такового в монастыре не значилось. Списки настоятелей, приводимые в кратких описаниях свящ. Павла Румянцева (1863)[iii] и свящ. Петра Зверева (1899)[iv], почти повторяют список Борисова с добавлениями имен позднейших настоятелей. Однако список настоятелей, извлеченный из известной монографии Павла Строева[v], содержит немало расхождений с этими списками. В результате сверки с источниками следует признать, что П. Строев, по-видимому, использовал более широкий круг документов, и его сведения, скорее всего, ближе к достоверным. После общего сравнения указанных списков с источниками был составлен уточненный синодик настоятелей Николо-Шартомского монастыря, который, разумеется, не претендует на полноту.

О большинстве настоятелей монастыря, как уже говорилось, не сохранилось каких-либо сведений, обычно известно лишь имя архимандрита или игумена. Также приводимые даты настоятельства во многих случаях не соответствуют дате вступления в должность нового игумена, эта дата обычно связана с упоминанием имени настоятеля в каком-либо историческом документе (грамоте). Относительно точные даты начала игуменства в списке соответствуют периоду примерно с конца XVIII до начала XX вв., когда уже велись монастырские ведомости. Учитывая, что иногда встречается большая разница между датами ближайших архимандритов (игуменов), есть основания предположить, что имена некоторых настоятелей пропущены.

Уточненный список настоятелей Николо-Шартомского монастыря с краткими комментариями приводится ниже (синтаксис в примечаниях для удобства упрощен). Подчеркивание означает расхождение со списком В. Борисова.

архимандриты  
Конон 1444 Дата указана по грамоте черницы Марины.
Александр 1452 Не упомянут у Борисова и Строева.
Михаил 1458  
Иоанникий 1463  
Максим 1485 У Строева упомянут 1485, у Борисова – 1581.
Константин 1506  
Тимофей 1519 Упомянут у Строева, но сведений о нем нет.
Тихон 1535 У Борисова – 1538.
Иона 1553  
Геласий 1578  
Тихон 1618  
Феодосий 1623  
Варсонофий 1627-30,

1634-38

Управлял обителью с перерывом. У Борисова в первом упоминании указан без даты.
Онисифор 1630  
Тихон 1631 У Строева пропущен, ссылок на документы нет.
Иоасаф 1639 У Борисова – 1645, Строев называет даты 1639-50.
Макарий 1651 У Борисова – 1652, у Строев даты 1651-54.
Павел 1658 У Борисова – 1660, у Строева даты 1658-61.
Иаков 1663 Встречается только у Строева.
Савватий 1666 У Борисова – 1668.
Иона 1671  
Нафанаил 1673 Во всех списках – 1675, но встречается документ 1673.
Симеон 1678  
Матфей 1680 У Борисова назван Матфием и годом 1684.
Александр 1700  
Павел 1710  
Сильвестр 1713 У Борисова – 1714, у Строева даты 1713-20.
Нафанаил 1721 У Борисова – 1724, у Строева даты 1721-34.
Андроник 1735 У Строева пропущен, возможно, был наместником.
Кирилл 1735 У Борисова – 1738, Кирилл был ранее Льва.
Лев 1736  
Макарий 1740 У Борисова – 1742, у Строева даты 1740-46.
Филарет 1749 Из Сарова. Не упомянут у Борисова. Дата спорна.
Феодосий 1754  
Филарет 1757 Это другой Филарет, в отличие от Филарета 1749.
Феофилакт 1759  
Варсонофий 1760 У Строева пропущен.
Иоасаф 1760 Шестаковский, из парижской миссии.
Димитрий 1762 Грозинский, ректор семинарии. У Борисова и Строева указан без даты.
Кирилл 1762 Ректор семинарии.
Иоанн 1764 У Строева пропущен. В источниках имя не встречается.
Анания 1764 По предположениям – Анания Федоров. У Борисова – 1767, у Строева даты 1764-67.
игумены (штатные)  
Венедикт 1768  
Никодим 1769 Архимандрит. Упомянут во всех списках, кроме Борисова.
Соломон 1771 Доброгорский, ректор семинарии.
Арсений 1772 Изографов, префект семинарии. У Строева даты 1772-74.
Арсений 1774 У Борисова – 1776, у Строева пропущен.
Порфирий 1776 Порфирий был позже Арсения. У Строева даты 1776-79.
Филарет 1777 У Борисова пропущен.
Иоасаф 1783 Был убит в монастыре. Во всех списках дата 1780, но по ведомости – 1783.
Виктор 1786 Из Борковской пустыни. У Строева даты 1786-97.
Гавриил 1801  
Филарет 1825  
Макарий 1828  
Назарий 1829  
Аарон 1831 Казначей.
Иларион 1840 Эконом. У Борисова и Строева – 1844, но Иларион заступил ранее, в 1840.
Алексей 1843 Казначей.
Гедеон 1850 У Румянцева – 1850, у Строева – 1853. Игумен с 1853.
Иларион 1857  
Петр 1867 У Строева – 1869, дата поставления во игумена.
Владимир 1873 Впоследствии – архимандрит.
Иаков 1895  
Петр 1895 Зверев, отец иерея Петра, автора книги о монастыре.
Антонин 1904  
Исайа 1906  
Иоанникий 1912 Последний настоятель, предположительно, до 1918 г.

Конон (1444). Архимандрит Конон считается первым из известных настоятелей Николо-Шартомского монастыря. Большинство авторов, писавших о монастыре в XIX в., приводят дату 1425 г., ссылаясь на известную данную грамоту черницы Марины (нижегородской княгини Марии). В этой грамоте Марины среди прочих упоминается настоятель Шартомской обители, выступавший при составлении документа в качестве послуха (свидетеля): «А туто были: Конон архимандрит Шартомский…» Эта дата указана в известном сборнике актов археографической комиссии 1841 г.[vi], где грамоту соотнесли с началом княжения Василия Темного («после 1425»). Однако большинством современных исследователей согласно называется более поздний год написания грамоты черницы Марины – 1444[vii]. Предшественники Конона не названы, но они, вероятно, были, поскольку маловероятно, чтобы первый настоятель имел звание архимандрита[viii].

Обратим внимание на то, что в древности настоятели Шартомской обители имели сан архимандрита. В связи с этим фактом сделаем небольшое отступление. «Архимандрит» (άρχή + μάνδρα, греч.) буквально означает «главный над оградой» или «начальник над овчарней»[ix], это высшее звание среди черного духовенства. Изначально число монастырей на Руси, управляемых архимандритами, было весьма ограничено, в большинстве случаев это звание давалось по исторической значимости обители, но могло быть даровано и как привилегия. Можно отметить, что звание архимандрита настоятели Николо-Шартомского монастыря получили значительно ранее других известных монастырей. Для сравнения можно привести даты, когда настоятели некоторых древних монастырей получили привилегию именоваться архимандритами. Спасо-Андроников монастырь (основан в 1361 г.) получил архимандрию со второй половины XV века; костромской Ипатьевский монастырь (осн. в начале XIV в.) – в 1599 г.; Саввино-Сторожевский монастырь (осн. в 1398 г.) – в 1650 г. В Троице-Сергиевом монастыре (осн. в 1337 г.) настоятели возводились в сан архимандрита c 1561 года; в Соловецком монастыре (осн. в 30-х гг. XV в.) – с 1651 г.

Пожалование Николо-Шартомскому монастырю архимандрии могло быть связано с личностью епископа Суздальского Авраамия (годы правления 1431-1452), современника шартомского настоятеля Конона. Авраамий, как один из влиятельных церковных иерархов, сопровождал митрополита Московского Исидора на Ферраро-Флорентийский собор в 1438-1439 г. и противился на нем подписанию унии с католиками, за что был заключен Исидором в темницу. По возвращении в Москву епископ Авраамий участвовал в низложении Исидора, а также в избрании митрополита всея Руси Ионы. За верность Православию епископ Авраамий был в почете у Великого князя Василия Васильевича Темного, и суздальские монастыри могли быть представлены к различным привилегиям[x].

Александр (1452) [новый, по сравнению со списком Борисова]. Не упоминается ни у Борисова, ни у Строева. Имя архимандрита Александра значится в грамоте Василия II Темного, данной монастырю в 1452 г. В грамоте Великий князь пожаловал шартомского архимандрита Александра с братией привилегиями на монастырский двор внутри города  на Плесе и на деревню Ярцево, данную монастырю неким Тимофеем Константиновым[xi].

Михаил (1458). Архимандрит Михаил приводится во всех известных списках настоятелей. Документальные источники о нем неизвестны.

Иоанникий (1463). В том же сборнике старинных актов, в жалованной грамоте 1463 г. упоминается настоятель «архимандрит Оникей з братьею»[xii]. Грамота была дана Иваном III Шартомскому монастырю на владение несколькими пустошами близ Плеса.

Максим (1485). В заповедной грамоте 1485 г. Великого князя Ивана Ивановича Молодого (сына Ивана III) князьям Василию и Ивану Несвижским запрещалось посягать на вотчины Шартомского монастыря в Шухомаше в Костромском уезде[xiii] (близ Середы, ныне город Фурманов). В грамоте упоминается Шартомский архимандрит Максим, который, видимо, просил заступления у высочайшей власти от притеснения князей Несвижских.

Относительно датировки грамоты признана ошибка Борисова. Он приводит текст грамоты 1581 г. князя Феодора Ивановича, адресованной архимандриту Максиму с братией, в которой князьям Несвижским заповедуется, что права на село Шухомаш принадлежат Шартомскому монастырю[xiv]. Грамота текстуально совпадает с грамотой Ивана Молодого 1485 г., также написанной архимандриту Максиму, но имя Ивана Ивановича (сына Ивана III) в ней заменено на Федора Ивановича (сына Ивана IV). По мнению комментатора текста, дата 93 г. в грамоте была принята за XVI в. вместо XV[xv]. Возможно, что Борисов читал некий список грамоты, ныне утерянный, но, скорее всего, он сам сделал исправление имени Великого князя в переводе текста грамоты. У П. Строева Максим значится 1485-м годом.

Отметим, что это небольшая по размеру грамота считается самой древней в Ивановском областном архиве. О грамоте Ивана Молодого в настоящее время пишет обширное исследование известный ученый-источниковед С.М. Каштанов.

Константин (1506). 1506-м годом датируется известная жалованная грамота Василия III архимандриту Константину с братией на владение несколькими деревнями в Костромском и Суздальском уездах[xvi].

Тимофей (1519) [новый]. Указывается только у П.Строева, в его списке Тимофей называется «бывшим»[xvii]. Хотя неизвестны документы, где упоминается имя архимандрита Тимофея, вероятно, что должен быть один или несколько настоятелей в тридцатилетнем промежутке между упоминаниями Константина и Тихона.

Тихон (1535). В духовной грамоте князя Михаила Горбатого (январь 1536)[xviii] на сельцо Чернцы с деревнями упоминается архимандрит Никольского Шартомского монастыря Тихон. 1538-м годом датирована приписка Ивана IV к грамоте 1506 г. с подтверждением данных в ней привилегий; приписка адресована архимандриту Тихону «или по нем ины архи­мандрит в том монастыре будет»[xix]. П.Строев называет годы настоятельства Тихона: 1535–38.

Иона (1553). Имя архимандрита Ионы ассоциируется с жалованной грамотой 1553 г., дарованной монастырю Иваном Васильевичем Грозным на деревни и пашни близ села Горицы, отказанные князьями Горбатыми. Это последняя из известных жалованных несудимых грамот Шартомскому монастырю, которые были законодательно упразднены на Стоглавом соборе.

Геласий (1578). Геласий приводится во всех известных списках настоятелей, но ссылка на документ с датой 1578 г. неясна. Имя архимандрита Геласия называется в письме игуменьи Покровского Девичьего монастыря Ольги от 3 декабря 1614 г., где настоятелям суздальских монастырей, среди которых назван архимандрит Шартомский Геласий, благословляется совершить обряд погребения скончавшейся в Покровском монастыре княжны Александры[xx]. Если совместить эти даты, получается, что Геласий был настоятелем около 40 лет.

Тихон (1618). Имя архимандрита Шартомского Тихона значится в документе 1618 г., в котором разбираются обстоятельства распри между настоятелем Тихоном и другими насельниками обители, в частности, старцем Ионой и келарем Досифеем. Тихон также упоминается в челобитной 1621 г. на старца Иова Болотникова, похитившего деньги из монастырской казны[xxi]. В Собрании актов графа Уварова приводится документ без обозначения года, в котором архимандрит Тихон просит царя Михаила Феодоровича возвратить в монастырь отнятые в 1584 г. князем И.Ф.Мстиславским монастырские вотчины на Сокольских горах за Волгой. Предположительно, в приводимом документе говорится о том же настоятеле.

Феодосий (1623). Архимандрит Феодосий упоминается в нескольких актах: в явочной челобитной на некоего Я.Коробьина, учинившего беспорядки в монастыре[xxii] (1623), в челобитной на В.Копнина, владевшего безоброчно половиной монастырской  мельницы[xxiii] (1624), в челобитной чернеца келаря Шартомского монастыря Иосифа Родионова на крестьян села Пупков[xxiv] (1627). В последнем документе келарю Иосифу предъявляются обвинения в том, что он «споил зельем» умершего архимандрита Феодосия. Во время настоятельства Феодосия в монастыре подвизался преподобный Иоаким Шартомский.

Варсонофий (1627–1630, 1634–1638). Архимандрит Варсонофий дважды (с перерывом) возглавлял Никольский Шартомский монастырь. В 1627 г. по указу царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета он, будучи священником Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря, был назначен архимандритом в Шартомскую обитель[xxv]. Через три года, в 1630 г., Варсонофий был перемещен в Юрьев-Польский Архангельский монастырь. Однако, помня его усердную службу Шартомскому монастырю, челобитчики из братии в лице келаря, казначея и др. исходатайствовали у царя Михаила Феодоровича и патриарха Иоасафа переведение архимандрита Варсонофия вновь в Шартомский монастырь[xxvi]. 16 сентября 1634 г., согласно П.Строеву, он был переведен из Архангельского монастыря в свою прежнюю обитель. Имя Варсонофия встречается еще в нескольких документах. У Борисова в списке Варсонофий отмечен как 11-й архимандрит (без даты) и Варсонофий – 14-й (1635); следует считать, что это одно и то же лицо.

Онисифор (1630). Упоминается в двух документах: в челобитной на крестьян Хотимльского монастыря (1631) и в явочной на Василия Копнина (1634)[xxvii]. Как отмечается у П. Строева, Онисифор, исполнявший должность настоятеля в 1630-34 гг., был уволен 23 августа 1634 года[xxviii], после чего в обитель возвратился Варсонофий.

Иоасаф (1638). В явочной челобитной 1638 г. о разбоях и грабежах, чинимых в монастырских поместьях крестьянами стольника князя Федора Андреевича Телятевского[xxix] упоминается архимандрит Иосиф; поскольку Иосиф нигде не упомянут в списках настоятелей, возможно, это ошибочно названный Иоасаф. Имя архимандрита Иоасафа известно в связи с известием об опустошительном пожаре в монастыре, уничтожившем «царское богомолье». В грамоте 1645 г. шартомский архимандрит жалуется на скудость средств, необходимых для монастырского строения, и о разбойничьем разграблении части собранных для этого денег[xxx]. П.Строев называет даты настоятельства Иоасафа – 1639-50 гг. По всей видимости, именно архимандрит Иоасаф стал инициатором каменного строительства в монастыре. Иоасаф также упомянут в нескольких актах по различным тяжбам с 1641 по 1649 гг.

Макарий (1651). П.Строев называет годы правления архимандрита Макария: 1651–1654 (июнь). Его имя значится в явочной челобитной 1652 г. на суздальца Ивана Казимирова с товарищами, ограбивших монастырского крестьянина[xxxi]. При архимандрите Макарии в монастыре был построен Никольский собор.

Павел (1658). Настоятельство Павла, согласно П.Строеву, ограничено периодом 1658–1661. Павел упоминается в челобитных, где рассматривается дело о монастырской мельнице[xxxii] (1659, 1660); также в актах, в которых приводятся жалобы об ограблении монастырских крестьян[xxxiii] (1660, 1661).

Иаков (1663) [новый]. Иаков встречается только в списке П.Строева. Называются две даты: февраль 1663, 1664; источники сведений об архимандрите Иакове неизвестны.

Савватий (1666). Савватий дважды (в 1668 г.) упоминается в связи с тяжбой с крепостными крестьянами, не желавшими «строить монастырское строение»[xxxiv]. Крестьяне, обремененные большими податями в пользу монастыря, посылают жалобу Государю на архимандрита Савватия, желая, видимо, упредить царскую немилость за оказанную ими дерзость в отношении настоятеля. Имя архимандрита Савватия также значится в числе настоятелей известных монастырей, которые участвовали в освидетельствовании чудес от Шуйской-Смоленской иконы Божией Матери в 1667 г.[xxxv]

Иона (1670). Архимандриту Шартомского монастыря Ионе адресована грамота 1670 г. Суздальского и Юрьевского архиепископа Стефана о получении денег запросных ратным людям на жалованье. В этой грамоте говорится также о переносе монастырских хором (подворья) в Москве на подворье архиепископа (в Суздаль)[xxxvi]. Иона в 1671 г. пишет челобитную по делу о покраже товаров из лавки под монастырем[xxxvii] (очевидно, на ярмарке).

Нафанаил (1673). По сведениям П. Строева, из Суздальского Васильевского монастыря. Имя архимандрита Нафанаила значится в храмозданной грамоте 1675 г. на постройку каменной трапезной церкви в монастыре[xxxviii]. Нафанаил, не отличавшийся, судя по всему, мягким характером, упомянут в челобитной монастырских старост и крестьян 1677 г. царю Феодору Алексеевичу, в которой крестьяне сетуют на настоятеля, перехватившего на дороге написанную ими на него жалобу и учинившего им, «сиротам», строгий допрос[xxxix]. В июле того же 1677 года случился крестьянский бунт: «в Николском монастыре был сполох»[xl].

Симеон (1678). Имя архимандрита упоминается в нескольких актах: 1678 г. – о грабеже монастырских работников и крестьян в с. Дунилово[xli] и дважды в 1680 г. – о нападении крестьян Копниных на мельницу (1 марта)[xlii] и о внезапной смерти в монастыре принесенного с ярмарки крестьянина Ивана Семенова (18 мая)[xliii].

Матфей (1680). Хотя во всех известных списках настоятелей Матфей (Матвей) означен 1683 или 1684 годом, имеется документ 1680 г., в котором упомянут архимандрит Матвей: явочная челобитная архимандрита Шартомского монастыря Матвея на жителей села Колбацкого, вотчины боярина В.В.Голицына[xliv]. Имя Матфея фигурирует еще в трех актах 1683, 1684 и 1687 гг. В акте 1681 г. назван архимандрит Тимофей, но, вероятно, ошибочно, скорее всего, это Матфей.

Александр (1700). 1700-м годом датируется известное письмо святителя Митрофана Воронежского, написанное на имя настоятеля Шартомского монастыря архимандрита Александра, в котором святитель просит дать временный приют своему сыну Ивану[xlv]. Иных сведений об архимандрите Александре нет. Вероятно, он возглавлял монастырь до 1710 г.

Павел (1710). Был настоятелем обители с 1710 по 1712 гг. Сведений о нем нет.

Сильвестр (1713). П.Строев указывает годы настоятельства архимандрита Сильвестра: 1713-1720 гг. Источники о нем неизвестны.

Нафанаил (1721). Архимандрит Нафанаил тринадцать лет управлял обителью: с августа 1721 по 1734 гг. (пометка П. Строева). В это время к Шартомскому монастырю было приписано несколько малобратских обителей и пустыней Владимирской епархии. В реестре ведомостей монастыря встречается указ от 24 декабря 1732 г. об отсылке архимандрита Нафанаила в Золотниковскую пустынь[xlvi].

Кирилл (1735). В реестре указов обители за 1735 г. в указе от 9 августа отмечается «о определении архимандрита Кирилла в здешний монастырь из Кр..цкой (<нрзбрч.> – Крутицкой?) епархии»[xlvii]. Несколько неясная пометка в ведомости от 25 февраля 1736 г.: «Указ об отрешении Спасо-Евфимиева монастыря наместника иеромонаха Андроника от должности»[xlviii]. Андроник, как наместник Шартомского монастыря в 1735 г., встречается у В. Борисова; в обобщенном списке он исключен.

Макарий (1740). П.Строев отмечает годы настоятельства архимандрита Макария – 1740–1746, однако известны документы с более поздними датами, где встречается его имя. В частности, в 1745 и в 1749 гг. Макарий отправлял письменные прошения в Синодальную канцелярию экономического правления, прося выделить средства на ремонт надвратной Сретенской церкви, на что получил отказ[xlix].

Филарет (1749) [новый]. Иеромонах Филарет, родом из дворян Смоленской губернии, в течение двух лет – 1747-49 гг. – был строителем Саровской пустыни (третьим по счету). Как отмечается, он «был муж достойный уважения, полезный деятель для обители; ревностно пекся о монастыре»[l]. Желая безмолвия, оставил настоятельство в Сарове, но позднее, по настоянию епархиального Архиерея он был произведен в архимандриты и назначен настоятелем Николо-Шартомского монастыря, где он и скончался[li]. Возможно, год вступления Филарета в должность настоятеля монастыря более поздний. Филарет из Саровской пустыни отмечается только у П.Строева (правда, годом раньше – 1748); его следует отличать от другого Филарета, вступившего в должность в 1757 г.

Феодосий (1754). Из реестра указов монастыря – указ от 11 августа 1754 г.: «о переименовании на место архимандрита Макария из Нижеломовского Казанского Богородицкого монастыря [Пензенской губернии] архимандрита Феодосия»[lii]. У П.Строева архимандрит Феодосий управлял монастырем в 1754–1756 гг.

Филарет (1757). В указе от 21 октября 1756 г. отмечается о переводе из Спасо-Кукоцкого монастыря архимандрита Филарета «в здешний монастырь»[liii]. Иных сведений о Филарете не найдено.

Феофилакт (1759). Указ от 6 февраля 1759 г. говорит о произведении во архимандрита из суздальского Спасо-Евфимиева монастыря келаря иеромонаха Феофилакта. Феофилакт упоминается во всех списках. Его настоятельство было недолгим: в указе от 22 июня того же 1759 г. говорится о временном назначении наместником иеромонаха Спасо-Евфимиева монастыря Платона на место «неизвестно куда самовольно уехавшего» архимандрита Феофилакта.

Варсонофий (1760). В указе от 22 августа 1760 г. говорится, что на место архимандрита Феофилакта, «неизвестно куда самовольно уехавшего»[liv], определяется игумен Московского Крестовоздвиженского монастыря Варсонофий. Настоятельство архимандрита Варсонофия было кратким: через полгода, в феврале 1761 г., «за старостию и немощию» он увольняется от должности. Варсонофий пропущен у П. Строева.

Иоасаф (1761). Иоасаф (Шестаковский) упомянут в «Русском биографическим словаре» А.А. Половцева[lv]. В миру – Осип Иванович Шестаковский, сын шляхтича, родился около 1717 г. в Польше, умер после 1770. После военной службы в 1755 г. постригся в монашество, был иеромонахом в Александро-Невском монастыре. В 1757 г. отправлен в Париж для службы при русском посольстве. По слабости здоровья Иоасаф был вызван из Франции в Россию и 10 января 1761 г. произведен в архимандрита с назначением в должности настоятеля Шартомского Николаевского монастыря. В 1763 г. по болезни был уволен на покой и проживал в московском Новоспасском монастыре.

Димитрий (1762). Будучи ректором Суздальской семинарии, архимандрит Димитрий (Грозинский) в 1762 г. был определен в должности настоятеля Шартомской обители, в которой пробыл совсем недолго. В том же 1762 году он был переведен настоятелем Юрьевского Архангельского монастыря[lvi]. Несколько последующих настоятелей Шартомского монастыря (Кирилл 1762, Венедикт 1768, Соломон 1770, Арсений 1773) были назначаемы из Суздальской семинарии в период управления Суздальской епархией Епископом Геннадием (Дряницыном) 1761–1775 гг.[lvii] Почти все ректоры семинарии в этот период совмещали должность настоятеля какого-либо из суздальских монастырей.

Кирилл (1762). Также совмещал ректорство в Суздальской семинарии и настоятельство в Шартомском монастыре. После Кирилла у Борисова следует Иоанн (1764), однако в реестре указов из монастырских ведомостей имя Иоанна не встречается, но упоминается наместник иеромонах Иосиф[lviii]; у П. Строева Иоанн также пропущен.

Анания (1763). В реестре актов монастыря за январь 1763 г. отмечается, что указов последований на имя архимандрита Анании не значится, как нет указов на имя наместника иеромонаха Иосифа[lix]. Но вероятнее всего, что Анания был утвержден в 1763 г. Существует мнение, что архимандрит Анания (последний из архимандритов в монастыре) – это бывший ключарь суздальского Богородице-Рождественского собора Анания Федоров, автор известного труда «Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале». В частности, эту мысль высказывает Павел Строев; его комментарий: «Анания, из Суздальского Васильевского?» Несмотря на значимость личности Анании Федорова, в биографических сведениях о нем имеются пробелы. Известно, что он имел сына и, овдовев, был произведен в архимандриты Васильевского монастыря; погребен в Суздале в Казанской церкви. В целом ассоциировать суздальца Ананию с шартомским архимандритом Ананией оснований недостаточно. В монастырском указе от 28 декабря 1767 г. говорится о кончине архимандрита Анании[lx].

Венедикт (1768). Это первый игумен после определения в 1763 г. Николо-Шартомской обители в третий штат и упразднения в ней архимандрии. В книге Малицкого приводятся сведения об игумене Венедикте: воспитанник Киевской академии, из малороссов; в 1757 г. был пострижен в монашество в домовой архиерейской церкви г. Суздаля и преподавал в Суздальской семинарии. 31 января 1768 г. иеромонах Венедикт был определен настоятелем Николо-Шартомского монастыря с возведением в сан игумена[lxi]. Игумен Венедикт умер 24 декабря 1769 г.[lxii]

Никодим (1770) [новый]. Архимандрит Никодим был определен в монастырь 31 декабря 1769 г. из Суздальского Васильевского монастыря. Указан во всех списках, кроме В. Борисова. Был настоятелем меньше года: указ о погребении архимандрита Никодима датируется 22 декабря 1770 г.[lxiii]

Соломон (1770). Ректор Суздальской семинарии Соломон (Доброгорский) был рукоположен в иеромонаха в 1770 г. и 25 декабря того же года был назначен настоятелем Шартомской обители[lxiv]. Оставался жить при семинарии в Спасо-Евфимиевом монастыре. В 1772 г. был переведен в Московский Угрешский монастырь[lxv]. С 1774 г. был произведен в архимандриты Спасо-Евфимиева монастыря, в 1777 г. был переведен  в Лужецкий монастырь Московской епархии, где он и скончался[lxvi]. Из повествования Н. Малицкого можно заключть, что Соломон был не свободен от пороков.

Арсений (1773). В миру Андрей Изографов, в начале 1770-х имел должность префекта в Суздальской семинарии. В ноябре 1772 г. был пострижен в монашество[lxvii]. Указом от 14 января 1773 г. был возведен в игумена Николо-Шартомского монастыря[lxviii], совмещая преподавание в семинарии и настоятельство в монастыре. Не отличался благочестием, имел нарекания от учащихся семинарии[lxix].

Арсений (1774). В указе монастыря от 22 декабря 1774 г. говорится об определении во игумена духовника иеромонаха Арсения на места игумена и префекта семинарии Арсения[lxx].

Порфирий (1776). В указе от 20 января 1776 г. пишется о кончине игумена Арсения, и на его место производится игумен Порфирий[lxxi] (видимо, также из числа братии). Игумен Порфирий правил обителью менее восьми месяцев, указ о его кончине датируется 16 сентября того же года[lxxii]. У Борисова Порфирий раньше Арсения.

Филарет (1776) [новый]. Эконом архиерейского монастыря (возможно, «дома») иеромонах Филарет был назначен настоятелем монастыря указом от 15 октября 1776 г. В строке монастырской ведомости от 11 февраля 1783 г. говорится о кончине и погребении игумена Филарета[lxxiii]. У Борисова не отмечен.

Иоасаф (1783). В миру – иерей Иоанн, из потомственных священников, служил в Палехе. Овдовев, поступил в Николо-Шартомский монастырь, где принял монашество с именем Иоасаф. Хотя в большинстве источников датой начала его игуменства называется 1780 г., в реестре актов монастырской ведомости отмечена ссылка на указ от 3 июля 1783 г., когда Иоасаф был назначен игуменом (в том же году скончался Филарет)[lxxiv]. 29 августа 1786 г. игумен Иоасаф был загадочно убит[lxxv], об этом событии упоминает и В. Борисов. Игумен Иоасаф был прапрадедом известного церковного иерарха и ученого архиепископа Тверского и Кашинского Саввы, автора монументального автобиографического труда «Хроника моей жизни». Об игумене Иоасафе архиепископ Савва упоминает в своих записках[lxxvi]. Путь архиепископа Саввы эпизодически пересекался с Николо-Шартомским монастырем: в 1858 г. он недолго гостил в обители у настоятеля игумена Илариона, с которым они вместе учились в духовной семинарии[lxxvii].

Виктор (1786). Указом от 29 декабря 1786 г. во игумена монастыря был определен Виктор (без указания духовного звания)[lxxviii].

Гавриил (1801). Происходил из духовного сословия, был пострижен в Суздальском Рождественском соборе в 1797 г. В 1798 г. произведен во игумена в Косьмин (Космо-Яхромский) монастырь, 9 декабря 1801 г. был переведен в Шартомский монастырь[lxxix]. В 1815 г. кандидатура Гавриила при его «честном и добропорядочном поведении» представлялась на вакантное место настоятеля Юрьевского Архангельского монастыря, но на эту должность был определен игумен Иосиф из Владимирской семинарии[lxxx]. Игумен Гавриил скончался в монастыре 1 февраля 1825 г.[lxxxi] При игумене Гаврииле велось активное строительство в монастыре. Были перестроены надвратная Преображенская церковь и колокольня, возведены угловые башни. Настоятелем был организован в сбор средств для ополчения, участвовавшего в Отечественной войне 1812 г.

Филарет (1825). По указу Владимирской Духовной консистории от 8 марта 1825 г. строитель Введенской Островской пустыни (Санкт-Петербургской епархии) иеромонах Филарет был произведен во игумена Николаевского Шартомского монастыря[lxxxii]. Управлял монастырем три года до своей кончины.

Макарий (1828). В указе Владимирской Духовной консистории от 7 октября 1828 г. значится: «На место скончавшегося Шартомского монастыря игумена Филарета представить к производству Владимирского Архиерейского дома Экономии и в консистории присутствующего иеромонаха Макария, яко в послушании искусившегося»[lxxxiii]. Игумен Макарий не отличался здоровьем, в одном из прошений просит освободить его от совмещения экономской должности в Архиерейском доме. Так же по причине болезни игумен Макарий переводится во Флорищеву пустынь (указ от 16 января 1829 г.)[lxxxiv], а на его место утверждается Назарий.

Назарий (1829). 3 марта 1829 г. Строитель Переславского Николаевского монастыря иеромонах Назарий был произведен во игумена в Шартомский монастырь. При игумене Назарии по Указу от 23 марта 1833 г. начались работу по настенной росписи Никольского собора[lxxxv]. Не указаны дата и причина окончания настоятельства игумена Назария.

Аарон (1834). У Борисова казначей Аарон, как управляющий монастырем, указан с 1831, у Строева – с 1830 г. Однако монастырские документы из консистории вплоть до октября 1834 г. адресованы «игумену Назарию с братией»[lxxxvi]. В достаточно длительный период, примерно с 1834 по 1853 в монастыре по неясной причине не утверждались игумены, и управляли монастырем иеромонахи в должности казначея или эконома.

Иларион (1840). С 1840 г. управляющим Шартомским монастыря был назначен эконом архиерейского дома иеромонах Иларион. Указ Владимирской Духовной консистории от 12 августа 1843 г. предписывает удалить управляющего монастырем иеромонаха Илариона «за невнимательность и нерачительность» в деле управления обителью и перевести его в Спасо-Евфимиев монастырь[lxxxvii].

Алексий (1843). Тем же указом от 12 августа 1843 г. на должность казначея с исправлением настоятельской должности определялся в Шартомский монастырь из Боголюбова монастыря иеромонах Алексий[lxxxviii], в указе говорится, «чтобы братия и штатные служители Шартомского монастыря находились у казначея иеромонаха Алексия в послушании». Указа о возведении Алексия во игумена не значится; он управлял монастырем достаточно долго – 17 лет, оставаясь в казначейской должности. Интересен указ консистории от 26 мая 1845 г.: «о назначении здешнего Шартомского монастыря в заведывание Боголюбского архимандрита Феофила»[lxxxix].

Гедеон (1850). Согласно П. Румянцеву и П. Звереву, Гедеон управлял монастырем с 1850 г. Указом из Владимирской консистории от 14 июня 1853 г. иеромонах Гедеон возводится в сан игумена[xc]. Согласно сообщению во «Владимирских епархиальных ведомостях», 29 сентября 1866 г. умер находивший в числе братства Муромского Благовещенского монастыря бывший настоятель Николо-Шартомского монастыря Гедеон[xci].

Иларион (1857). Современник настоятеля, свящ. Павел Румянцев, отмечает деятельную натуру игумена Илариона. Согласно ведомости, Иларион был из духовного звания, окончил Владимирскую духовную семинарию во 2 разряде. Был пострижен в 1847 г. во Владимирском Архиерейском доме. В том же году рукоположен в иеродиакона, в следующем, в 1848 г. – во иеромонаха. В 1857 г. указом Консистории определен строителем Николо-Шартомского монастыря. В память войны 1853-1856 годов был награжден бронзовым на Владимирской ленте крестом. 1 октября 1861 г. за усердную и полезную службу Епископом Владимирским и Суздальским Иустином он был назначен строителем Николо-Шартомского монастыря и возведен в сан игумена[xcii]. Указом Консистории 1862 г. определен благочинным монастырей Владимирской епархии. При игумене Иларионе было поновлено убранство Казанской церкви, которая представлялась до этого «в самом бедном и мрачном виде»[xciii]. В 1864 г. близ монастыря на ярмарочном гостином дворе случился пожар, который, благодаря активным действиям игумена и молитвам братии, удалось потушить[xciv]. После пожара Иларионом была построена новая ограда в монастыре. Указом консистории от 18 июня 1866 г. игумен Иларион был переведен из Шартомской обители на должность настоятеля Переславского Данилова монастыря[xcv] и 13 октября того же года был возведен в сан архимандрита. Будучи в Переславле, получал много писем с просьбами о духовном совете от помнивших его шуйских купцов. Скончался 2 октября 1876 г., в некрологе с похвалой говорится о высокой образованности архимандрита Илариона и его духовных качествах: благочестии, усердии к молитве, смиренномудрии[xcvi].

Петр (1867). После Илариона строителем монастыря был назначен иеромонах Петр. Год поставления его во игумена  – 1869.

Владимир (1873). Игумен Владимир управлял обителью двадцать два года (1873–1895). Постриженик Нижегородского Печерского 1-го класса монастыря (1863 г.), там же был рукоположен в 1867 г. в иеромонаха. С 1868 г. числился в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, был казначеем обители. С 21 декабря 1873 г. был переведен на должность настоятеля Николо-Шартомского монастыря, в 1875 г. возведен в сан игумена, в том же году был назначен попечителем народного училища, находящегося при Шартомском монастыре. 18 мая 1895 г. игумен Владимир был «уволен по прошению»[xcvii]. Впоследствии игумен Владимир получил звание архимандрита.

Иаков (1895). Был настоятелем менее четырех месяцев. Будучи наместником могилевского Братского Богоявленского монастыря, иеромонах Иаков 25 июня 1895 г. стал настоятелем Николо-Шартомского монастыря. Однако уже 16 октября того же 1895 года был назначен настоятелем Космо-Яхромского монастыря[xcviii].

Петр (1895). Петр (Зверев) из духовного звания, рукоположен в диакона в 1867 году, пострижен в монашество и рукоположен в иеромонахи в 1893 году, назначен настоятелем монастыря в 1895 году, 71 года. Возведен в сан игумена 6 мая 1902 г.[xcix] Был уволен с должности по болезни и оставлен на жительство в монастыре. Сын игумена Петра, также живший в Шартомском монастыре, мирской священник Петр (Зверев) написал в 1899 г. краткое описание Николо-Шартомского монастыря[c].

Антонин (1903). Иеромонах Антонин, из духовного звания, пострижен в монашество в 1890 г., рукоположен в иеромонаха в 1895 г. 28 августа 1903 г. был назначен в Шартомский монастырь из Боголюбовского монастыря, управлял обителью около двух лет[ci]. В 1906 г. был перемещен на должность настоятеля Борковской пустыни.

Исайа (1906). Из духовного звания, образование получил во Владимирском духовном училище. Пострижен в монашество в Спасо-Евфимиевом монастыре в 1880 г., рукоположен в иеромонаха в 1885 г. Утвержден блюстителем арестантского отделения в Спасо-Евфимиевом монастыре. По некоторому делу 31 мая 1894 г. был перемещен в Николо-Шартомский монастырь, определен казначеем обители в 1897 г. Однако в 1900 г. был освобожден от должности и направлен в Лукианову пустынь. Назначен вновь в Шартомский монастырь на должность настоятеля 23 июня 1906 года, в возрасте 55 лет[cii]. Документ о возведении его в игуменский сан не значится. Исайя умер 15 марта 1912 г.

Иоанникий (1912). Последний настоятель Николо-Шартомского монастыря. Из крестьян, был пострижеником суздальского Спасо-Евфимиева монастыря (1899), в 1905 г. был перемещен в Боголюбов монастырь, рукоположен в иеромонаха в 1910 г.[ciii] С 1912 г. подвизался в Шартомском монастыре, был сразу назначен казначеем. Исполнял должность настоятеля Шартомского монастыря с 4 июня 1912 г. в возрасте 45 лет. Звание игумена получил 17 декабря 1913 г. Сохранилась фотография братии монастыря вместе с настоятелем Иоанникием, сделанная в 1913 г. Имя «архимандрита Аникия» упоминается в акте 1924 г. о «ликвидации домов церкви Николо-Шахомского монастыря, описи и передачи культового имущества другим общинам»[civ]. Вряд ли сам Иоанникий лично участвовал в составлении документа об отчуждении имущества уже закрытого монастыря, его подпись в конце документа отсутствует. Известно, что игумен с братией уже покинули монастырь накануне «показательного» его закрытия, дальнейшая судьба последних монахов обители неизвестна.

Таким образом, в приводимом уточненном списке настоятелей Николо-Шартомского монастыря всего значится 65 настоятелей, по сравнению со списком В. Борисова добавлено 6 имен, а также исключено 3 имени (Варсонофий б/даты, Андроник 1735, Иоанн 1764). Изменены у даты у 21 настоятеля; повторим, что до начала XIX века это даты упоминания в каком-либо документе имени архимандрита (игумена), а не вступления его в должность. Наместники, не утвержденные в должности, в списке не указываются. После Алексия (1843) в список включено 9 позднейших настоятелей.

Обращает на себя внимание, что в период с конца XVII до начала XX вв. многие кандидатуры настоятелей утверждались из других монастырей, преимущественно, из суздальских: Спасо-Евфимиева монастыря (по крайней мере, 4), Боголюбовского, Васильевского, а также из суздальского архиерейского дома. Несколько настоятелей назначались игуменами, будучи ректорами или префектами Суздальской духовной семинарии.

О личных качествах настоятелей, за исключением позднего периода, нет возможности сказать что-либо определенное, но об их активной деятельности можно лишь косвенно судить по тем переменам, которые случились за время их руководства монастырем. Опираясь на известные сведения, среди всего списка настоятелей можно выделить несколько имен. В древний период: Конон (1444) – первый из известных настоятелей, современник Епископа Суздальского Авраамия; Феодосий (1623) – в период его настоятельства в обители подвизался преп. Иоаким Шартомский; Варсонофий (1627–1630, 1634–1638) – его плодотворное управление было отмечено самой братией; Иоасаф (1638) – при нем в монастыре началось каменное строительство; Савватий (1666) – участвовал в освидетельствовании чудес от Шуйской-Смоленской иконы Богородицы; Нафанаил (1673) – строил Казанскую церковь. В XVIII веке: Нафанаил (1721), при котором к монастырю были приписаны малобратские обители; Филарет (1749) – из Саровской пустыни; Анания (1763) – последний штатный архимандрит и «возможный» Анания Федоров; Иоасаф (1783) – прапрадед Архиепископа Саввы, убиенный. С начала XIX века: Гавриил (1801), управлявший обителью около 25 лет и завершивший храмовое строительство в монастыре; Иларион (1857), отличавшийся талантом организатора и высокими духовными качествами; Владимир (1873) – был настоятелем 22 года, участвовал в общественной деятельности; Иоанникий (1912) – последний игумен обители, бывший настоятелем примерно до 1918 г.

Некоторые вопросы по настоятелям остаются в отношении периода XV–XVII вв.: среди них возможны пропуски, многие даты нуждаются в уточнении.

[i] Смолич И.К. Русское монашество: 988-1917. М. 1997. Гл.3.

[ii] Борисов В.А. Описание города Шуи и его окрестностей. М. 1851. С.205.

[iii] Краткое описание Николошартомского монастыря на основании составленного священником Павлом Румянцевым, с некоторыми дополнениями из других исторических сведений. М. 1863.

[iv] Николо-Шартомский монастырь Шуйского уезда Владимирской губернии, составленный священником П. Зверевым. М. 1899.

[v] Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския Церкви. СПб., 1877. С.681-683.

[vi] Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссиею. Т.1. СПб. 1841. С.52.

[vii] Например: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. Т.2. Под ред. Л.В. Черепнина. М. 1952. С.485.

[viii] Хотя такие случаи бывали: например, звание архимандрита имел основатель Спасо-Евфимиева монастыря преп. Евфимий Суздальский.

[ix] Греч.: άρχή + μάνδρα – «главный над оградой», «начальник над овчарней».

[x] Версия, высказанная московским краеведом В.Д. Огурцовым.

[xi] РГИА. Фонд 834, Оп.3. Д.1920. С.39 (об.)

[xii] Там же. С.39 (об.) – 40 (об.)  Текст двух последних грамот приводится в сборнике: Акты соц.-экон. истории Сев.-Вост. Руси. Т.3. М. 1964. С.133-135.

[xiii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.1. Л.2.

[xiv] Грамота опубликована Борисовым в ВГВ, 1844, № 40.  См.: Борисов В.А. Старинные документы и акты. Т.2. Воспроизведение издания 1853 года. Иваново. 2004. (Далее в ссылках: Борисов. Т.2.)

[xv] Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI. Под ред. Л.В. Черепнина. Т.3. М. 1964. С.483.

[xvi] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.1. Л.1.  Также: Акты соц.-экон. истории Сев.-Вост. Руси. Т.2. М. 1958. С. 135; Борисов. Т.2. 2004. С.290.  В переводе грамоты Борисовым встречается немало ошибок.

[xvii] Строев. С.681.

[xviii] Сборник князя Хилкова. 1879. Акт № 1.  Видимо, имеется в виду Михаил Васильевич Кислой, внук Ивана Васильевича Горбатого-Шуйского.

[xix] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.1. Л.3.  Опубликована в ВГВ, 1844, № 3.

[xx] Описание актов собрания графа А.С.Уварова. Акты исторические, описанные И.М.Катаевым и А.К.Кабановым. М. 1905. С.159.

[xxi] Борисов. Т.2. С.312. Челобитная шартомского архимандрита Тихона 1621 года на старца Иова Болотникова.

[xxii] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 53.

[xxiii] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 39.

[xxiv] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 54.

[xxv] Описание актов собрания графа А.С. Уварова. Акты исторические, описанные И.М. Катаевым и А.К. Кабановым. М. 1905. Акт № 506. С.333-334.

[xxvi] Описание актов Уварова… С.334.

[xxvii] ГАИО. Ф.324. Оп.1. Д.55.

[xxviii] Строев. С.681.

[xxix] СПФИРИ РАН. Коллекция В.Борисова, № 171.

[xxx] Челобитная Шартомского монастыря архимандрита Иоасафа (пожар в монастыре и ограбление сборщика Васьки Родионова).  ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 62.

[xxxi] СПФИРИ РАН. Коллекция В.Борисова. № 312.

[xxxii] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 43.

[xxxiii] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 65.

[xxxiv] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 44,45.

[xxxv] Борисов. Т.1. С.224-225 (акт № 93). Копия ответа, присланного к Святейшему Патриарху, от Преосвященного Стефана архиепископа Суждальского и Тарусского.

[xxxvi] ОР РГБ, Ф.67. карт.27. № 50.

[xxxvii] СПФИРИ РАН. Коллекция В.Борисова. № 481.

[xxxviii] Борисов. Т.2. С.149. Благословенная грамата Суздальскаго и Юрьевскаго Архиепископа Стефана в Шартомский монастырь на строение каменной церкви во имя Св. Димитрия Селунскаго 1675 года (акт №131).

[xxxix] ОР РГБ, Ф.67. карт.27. №47.

[xl] Борисов. Т.2. С.415 (акт №146). Сказка шуйского земского старосты И.Котельникова келарю владимирского Рождественского монастыря Г.Один­цову о бунте крестьян села Пупков против Николо-Шартомского мона­стыря (1677 июля 23).

[xli] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 69.

[xlii] СПФИРИ РАН. Коллекция В.Борисова. № 529.

[xliii] ОР РГБ. Ф.67. карт.27. № 71.

[xliv] АЮБ. Т.III, № 372.

[xlv] Борисов. Т.1. С.215. (акт № 82). Благословение преосвященного Митрофана епископа Воронежского, дому святаго отца нашего Николая Чудотворца Шартомского монастыря.

[xlvi] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.189. Сведения о братии монастыря 1865-1899.

[xlvii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.190.

[xlviii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.190 (об).

[xlix] РГИА. Ф.796. Оп.30. Д.128.

[l] Общежительная Саровская пустынь и ее достопамятные иноки. М. 1884.

[li] Там же.

[lii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.197.

[liii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.198.

[liv] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.197.

[lv] Половцев А.А. Русский биографический словарь. Т.8. СПб. 1897.

[lvi] Малицкий Н.В. История Суздальской духовной семинарии: (1723-88 гг.). Владимир. 1905. С.27-29.

[lvii] Малицкий. С.27.

[lviii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.199.

[lix] Там же.

[lx] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.200.

[lxi] Там же.

[lxii] Малицкий. Указ. соч. С.77-78.

[lxiii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.200 (об.)

[lxiv] Малицкий. Указ. соч. С.77-78.  Также: ГАИО, Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.200 (об.)

[lxv] Малицкий. Указ. соч. С.48.

[lxvi] Малицкий. Указ. соч. С.63.

[lxvii] Малицкий. Указ. соч. С.71.

[lxviii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.200 (об.)

[lxix] Малицкий. Указ. соч. с.71-72.

[lxx] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.201.

[lxxi] Там же.

[lxxii] Там же.

[lxxiii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.201 (об.)

[lxxiv] Там же.

[lxxv] Строев. С.682.

[lxxvi] Хроника моей жизни: Автобиографические записки Высокопреосвященного Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского (1891–1896 гг.). Т.1 (Год 1891), С.23-24.

[lxxvii] Хроника моей жизни… Т.9 (год 1896).

[lxxviii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.93. Л.202.

[lxxix] РГИА. Ф.796. Оп.96. Д.725. Л.2-3.

[lxxx] Там же.

[lxxxi] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.30. Л.65. № 395.

[lxxxii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.30. Л.76.

[lxxxiii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.30. Л.434.

[lxxxiv] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.30. Л.426.

[lxxxv] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.32. Л.248.

[lxxxvi] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.32.

[lxxxvii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.36. Л.80.

[lxxxviii] Там же.

[lxxxix] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.35. Л.27 (об.)

[xc] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.42. Л.40 (об.)

[xci] ВЕВ, 1866.

[xcii] ГАИО. Ф.22. Оп.1. Д.95. Л.250.

[xciii] Румянцев Павел, свящ. Указ. соч. С.19.

[xciv] Владимирские губернские ведомости. № 40. 3 октября 1864 г.

[xcv] РГИА. Ф.796. Оп.147. Д.628. Дела по истории монастырей Владимирской епархии (1866 г.)

[xcvi] Электр. рес.:  pki.botik.ru/articles/p-ilarion1878.pdf.

[xcvii] ВЕВ, 1895.

[xcviii] Настоятели Космина Яхренского Свято-Успенского мужского монастыря XIV – начала XX века. Сост. А.В. Кукушкина, Ю.В. Фомин, Л.А. Щенникова. М. 2013. С.157.

[xcix] РГИА. Ф.796. Оп.445. Д.520. Л.31,44.

[c] Николо-Шартомский монастырь Шуйского уезда Владимирской губернии, составленный священником П. Зверевым. М. 1899.

[ci] РГИА. Ф.796. Оп.185. Д.594. Л.7,10. (1904 г.);  ГАИО Ф.22. Оп.1. Д.78. Л.44 (об.)

[cii] РГИА. Ф.796. Оп.192. Д.962. Л.28-29. (1911 г.)

[ciii] РГИА. Ф.796. Оп.440. Д.969. Л.90.

[civ] ГАИО. Ф.Р. – 2399. Оп.2. Д.120. Л.4-6.

%d0%bd%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%be%d1%8f%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b8-%d0%bd%d1%88%d0%bc-%d1%82%d0%b0%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d1%86%d0%b0