Проповедь в Неделю о мытаре и фарисее

5 февраля, в Неделю о мытаре и фарисее, начались подготовительные недели к Великому посту. Накануне на Всенощном бдении впервые в этом году пели «Покаяния отверзи ми двери, Живодавче». Приводим текст проповеди, произнесенной в Неделю о мытаре и фарисее настоятелем храма Святой Троицы в Хохлах протоиереем Алексием Уминским в 2000 году.

Пришли два человека в храм помолиться. Один из них — фарисей, а другой — мытарь. И фарисей молился: “Господи, благодарю, что я не такой, как прочие”. А мытарь стоял и, не смея возвести глаза к небу, говорил: “Боже, милостив буди мне, грешному”. И первый ушел осужденным, а второй оправданным, потому, что кто будет смирять себя, тот будет вознесен, и наоборот.

Так очень часто бывает и с нами. Мы приходим в храм, как мытари, а потом почему-то вдруг становимся, как фарисеи. Первый приход человека в храм, решительный, важный, — это приход мытаря, приход в состоянии поверженном и сокрушенном. И Господь удивительным образом снисходит к такому человеку, возносит его, действительно возвышает до Себя только ради этих слов, ради сокрушения сердечного, невозможности быть и дальше таким мытарем, нести на себе груз лжи и развращенности. Невозможно жить с грехом. Грех — это мука. Грех — это ад. И вот когда человек с таким пониманием приходит к Богу, Господь видит его, милует и возносит до Себя.

Когда Господь возносит человека, тот сразу чувствует, что он изменился, что жизнь его стала сродни свободе. И он не может не говорить Господу от всей души: “Господи, благодарю Тебя!”. Оглядывается назад, а рядом стоит мытарь, такой же, каким был он сам, и восклицает: “Благодарю тебя, что я не такой, как он!”.

Да, такое бывает. Приходит человек в храм, стоит, молится, — красивый, благообразный, с благородными чертами лица, по виду христианин, — оборачивается, а рядом стоит панк с оранжевыми волосами, и человек восклицает: “Господи, благодарю Тебя, что я не такой. Слава Тебе, Господи, что я не такой!”.

Мы выходим в мир, видим, какой он страшный, и благодарим Господа, что мы не такие, как эти и эти, и эти… И с этого момента приходится признать: если мы так чувствуем, значит, мы перестали двигаться к Богу, в нас больше нет того, что может довести нас до Христа. В этот момент мы потеряли желание искать Бога. А фарисеем человек становится именно тогда, когда перестает искать Бога, когда начинает думать, что он все в своей жизни уже нашел и в этом состоянии может спокойно пребывать, любуясь собой, измеряя свою жизнь своими добрыми поступками, своим личным благочестием: именно благочестием, именно праведной жизнью, именно добрыми делами, милосердием, постом и молитвой, именно тем, чем определяется наша жизнь христианская.

Но это-то и страшно: то, что дается человеку как путь, становится для него камнем преткновения. Когда этот путь уже никуда не ведет, когда этот путь кончается остановкой и определяется не Богом, а самим человеком, оказывается, что он дошел просто до самого себя. Он собой доволен, ему больше ничего не надо и некуда больше идти. Вот это и есть фарисейство. Страшное фарисейство настигает нас совершенно незаметно, когда мы полны желания жить благочестиво, жить, как нам кажется, в Боге, потому что мы считаем, что все, что мы делали, мы делали для Бога. А Богу этого не надо. Ему не нужны эти наши дела. Ему не нужны наши добрые поступки, которые делают нас фарисеями.

Это страшное состояние, которым мы все болеем. Жизнь христианская — это беспрестанный, бесконечный путь к Богу, когда человек ищет Бога, когда ему без Бога плохо, когда он постоянно ощущает свое сиротство, свое несовершенство, находится в состоянии покаяния, постоянного изменения самого себя. И только это состояние глубочайшего сокрушения перед Господом делает нас способными к Нему приобщиться. Только в этом состоянии Господь доводит человека до Себя.

До самого последнего дня мы будем говорить, что мы грешны, потому что пока мы это говорим, Господь нас будет миловать, будет нам прощать и будет нас любить. Как только мы скажем: “Наконец-то мы праведники! Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как прочие человеки!”, — как только мы это скажем — все, мы тем самым отвернемся от Бога.

Господь к грешникам пришел, а не к праведникам, не к тем, которые довольны своим благочестием и считают, что им некуда больше идти, которым хорошо — в храме, на молитве, среди своих. Это правильно, так и должно быть, но это совсем не то, ради чего мы пришли в храм. Если мы пришли для того, чтобы наша жизнь стала уютной, комфортной и спокойной, то мы ошиблись, мы пришли не по адресу. Евангелие говорит нам совсем о другом.

Все, кто хочет благочестиво жить во Христе, будут гонимы (см. 2 Тим 3:12), — говорит апостол Павел. Вот какими они будут, — гонимыми. Мир не может примириться с таким человеком.

Действительно хороший человек пришел в храм, милосердный, постник, подвижник. Пришел, а остался без Бога. Это слово к нам обращено, заставляет нас задуматься: “Мы ради чего пришли к Богу? Почему мы называемся христианами? Где наше место рядом с Ним? Почему наша жизнь не меняется? Почему мы остановились на месте? Почему мы никуда не идем?”.

Не будем бояться быть грешниками. Мы знаем, что мы грешники, нам от этого горько, но нам и радостно, потому что Господь ради грешников в мир пришел, чтобы их спасти. Праведникам не нужен Христос, им и без Него хорошо. А грешникам без Христа деваться некуда. Аминь.