К 350-летию прославления иконы Шуйской Смоленской Божией Матери

10 августа текущего года отмечается 350-летие со дня прославления главной святыни Шуи – Шуйской-Смоленской иконы Богородицы. К этому знаменательному событию краевед Б.Л. Макарьянц, длительное время занимающийся исследованием традиционных форм почитания чудотворной Шуйской иконы, подготовил новую книгу: «История почитания иконы Божией Матери Одигитрии  Шуйской». В книге исследуется происхождение Сказания об иконе, упомянуты престолы, освященные в честь чудотворного образа, уточняется хронология церковного празднования событий, связанных с иконой. Ко дню праздника прославления Шуйской иконы издается сокращенная версия книги Б.Л. Макарьянца. В данной публикации приводится глава из новой книги.

Святые престолы и праздники в честь иконы Божией Матери Шуйской

 

Людям, которые интересуются историей своего края, хорошо известно, что между явлением Шуйской иконы Божией Матери во время моровой язвы 1654-1655 годов и прославлением этой иконы в июле 1667 года минуло 12 лет. Обетная икона Божией Матери была написана шуйским мастером в октябре 1655 года. Решение 1667 года о прославлении иконы было принято, опираясь на события предыдущего 1666 года, когда в течение только трёх дней празднования 28-30 июля в честь «Пресвятыя Богородицы Одигитрия» произошло около 40 исцелений. А всего за июль, август и сентябрь 1666 года было записано сто три исцеления. За прошедшие с той поры три с половиной столетия святой образ Божией Матери стал одной из чтимых икон междуречья Оки и Верхней Волги.

Патриарх Московский и Всея Руси Иоасаф II (1667 — 1672), прославивший Шуйскую икону Божией Матери

Всероссийское прославление сделало возможным не только повсеместное почитание самой иконы и её священных списков, но и способствовало устроению престолов во славу Шуйской Одигитрии. Алтари в честь чудотворной иконы в разное время были освящены в трёх крупных поволжских городах: Ярославле, Нижнем Новгороде и Костроме. Общее число престолов во славу шуйской святыни в начале ХХ века было уже не менее десяти. История создания каждого из этих алтарей интересна по-своему, а собранная воедино, являет духовное усердие всех сословий русского общества.

Старый Покровский собор Шуи и вид «большого» крестного хода в Неделю 2-ю по Пятидесятнице. Литография 1884 года (фрагмент).

Главный престол во славу Шуйской Одигитрии был устроен в шуйской Воскресенской церкви в честь обретённой осенью 1655 года новой святыни. Всероссийское прославление иконы с титулом Одигитрии Смоленской состоялось 28 июля 1667 года. Воскресенская деревянная церковь, где произошло соборное прославление, располагалась на восточной окраине посадской слободы, возле тракта на Кострому. Церковь имела верхний престол, освященный в честь Воскресения Христова, и нижний – во имя святителя Николая. В приходе Воскресенской церкви, принявшей новую святыню в свои стены, и ранее почиталась икона Одигитрии. Задолго до событий 1655 года, в писцовой книге Афанасия Векова (1629), в алтаре Воскресенской церкви упомянута оборотная выносная икона Одигитрии с изображением на реверсе святителя Николая, небесного покровителя храма: «да на престоле образ Пресвятые Богородицы Одигитрея на золоте, на другой стороне на той же цке образ Николая Чудотворца». При этом составитель книги отметил, что «образы де, и книги, и сосуды церковные, и все церковное, и колокола, – строение мирское», то есть образ Одигитрии был выбран в качестве напрестольного по желанию прихожан. При пожаре 1652 года, о котором упомянуто в собрании старинных актов В.А. Борисова (1853), икона оказалась частично повреждена, и это, видимо, послужило одним из мотивов к принятию решения о написании новой иконы Одигитрии во время моровой язвы. После всероссийского прославления «новописанной иконы» последовало повышение статуса посадской церкви до соборной, что обязывало к масштабному переустройству храма. Вскоре было принято решение о строительстве зимней и летней церквей и перемещении Никольского престола в малое здание тёплой церкви. Дата освящения нового престола в честь Одигитрии Смоленской неизвестна, но есть сведения, что он был устроен уже в деревянном строении, в нижней церкви, вскоре после архиерейского богослужения 28 июля 1667 года, когда была официально прославлена икона. Так, в докладе посадских людей архиепископу Стефану от августа 1667 года указано, что одно из исцелений произошло «в церкви Пресвятыя Богородицы <…> от образа, на литургии в большой выход». Но завершение работ по строительству двух каменных зданий соборного ансамбля, по сведениям В.А. Борисова (1851) и И.М. Лядова (1863), следует отнести к 1690 году, когда Суздальскую кафедру занимал митрополит Иларион (1682–1708). Тогда же были впервые «обновлены в камне» и другие шуйские храмы: Казанская церковь при Троицкой пустыни (1692), Крестовоздвиженская церковь (1693) и Спасская церковь (1696).

Строительство каменной двухъярусной Преображенской церкви села Волокобино Шуйского уезда происходило в те же годы. Обращает на себя внимание, что время освящения её нижнего престола в честь Смоленской иконы Богоматери произошло в том же 1690 году. Есть основания полагать, что здесь была прославлена также святыня из Шуи. Здание церкви в своей усадьбе Волокобино возводил царский стольник, дворянин Пётр Осипович Воронов, шуянин по происхождению, в детстве переживший эпидемию чумы. Новая двухъярусная церковь, изначально имевшая статус домового храма, повторяла устроение шуйской Воскресенской церкви (тогда ещё посадской), а храмозданная грамота церкви была подписана митрополитом Иларионом, то есть посвящение престола Богородичной иконе было одобрено им лично.

Судя по деловой переписке и книгам свидетельства 1667 года, перед комиссией архиепископа Стефана прежде всего стояла задача подтверждения чудотворной славы иконы из Шуи. Тот факт, что её рисунок заметно отличается от известного Смоленского извода, стал предметом отдельного изучения, затянувшегося более чем на два десятилетия. Сейчас трудно установить причины столь долгого обсуждения священного статуса иконы из Шуи. Возможно, что достойное почитание новой иконы сдерживалось нестроениями, исходившими от раскольников. Некоторое время могли занять поиски старших аналогов образа Божией Матери из Шуи в архивах Иконного приказа. Митрополиту Илариону, принявшему Суздальскую кафедру в 1682 году, также потребовался определённый срок для подготовки этого богословского вопроса к соборному обсуждению. Причинная связь целого ряда событий восходит именно к 1690 году, когда, по-видимому, и произошло признание равночестия Одигитрии из Шуи и Одигитрии из Царьграда. К этому событию была составлена Похвала «Пренасвятейшей и Пречистей Приснодеве Богородице Марии, на чудотворную и цельбоносную ея и честную икону Одигитрия, сущия во граде Шуи». На значимость этого года в развитии почитания иконы из Шуи указывает и хронология создания престолов в её честь в ростовской и суздальской епархиях. Все новые престолы во славу иконы из Шуи в тот период времени освящались как главные. В самом Суздале, при правлении святителя Илариона, в 1696 году была освящена новая каменная церковь в честь иконы Божией Матери Смоленской. Титул Шуйской при этом не упоминался, но взаимосвязь обновления соборного комплекса в Шуе (1690) и закладки этой церкви в Суздале представляется логичной. Строительство каменной церкви в то время занимало около 5 лет. Кроме того, ансамбли Воскресенского собора в Шуе и Смоленской церкви в Суздале имеют схожие архитектурные черты.

В Суздальской епархии известен и ещё один древний престол в честь иконы Богоматери Смоленской, связанный с почитанием Шуйской святыни. Он расположен в древней церкви села Ярлыково, бывшего во владении Суздальского Покровского монастыря. Наиболее вероятно, что посвящение престола Шуйской иконе Богоматери здесь произошло в конце XVII века.

Число престолов во славу Одигитрии из Шуи в Суздальской епархии было как бы уравнено храмовым строительством в соседней митрополии, где ростовцы, ревнуя о достойном почитании новой иконы, в некоторых позициях даже опередили суздальцев в её чествовании. Так, первым престолом во славу святыни из Шуи, «одетым в камень», стал обновлённый Дмитриевский храм Ярославля. При этом он официально получил новое название в честь иконы Божией Матери Шуйской. Закладная белокаменная плита называет точную дату освящения церкви: 13 июля 1673 года. В её тексте, выполненном красивой вязью, впервые применяется титул Шуйской в отношении новопрославленной Богородичной иконы. За годы своего владычества Ростовский митрополит Иона Сысоевич украсил Ярославль множеством величественных храмов, из них не менее десяти были освящены в честь самых именитых икон Божией Матери. На склоне своих лет он обустроил в честь иконы из Шуи другой престол, ставший главным в обновлённой Златоустовской церкви возле Успенского собора. Освящение второго престола произошло также в 1690 году, отмеченному в истории особым почитанием иконы из Шуи. Это событие состоялось 10-го июля, а следующий день был объявлен новым праздником Ярославля с общегородским крестным ходом.

Преемники митрополита Ионы по Ростовской кафедре продолжили достойное почитание иконы из Шуи. Придел в честь Богоматери Шуйской был освящен в 1730 году в Троицкой церкви (1678) Александровской Чудовой пустыни, находившейся недалеко от Рыбинска. Ещё через столетие, при обновлении Христо-Рождественской церкви (1829) села Давыдово вблизи Ярославля, были освящены новые приделы Богоматери Шуйской и святителя Николая чудотворца.

Избавление жителей села Павлово-на-Оке нижегородской митрополии от смертельной эпидемии после написания списка Шуйской иконы Богоматери послужило к развитию почитания Шуйской Одигитрии. По преданию, сразу после крестного хода с обетной иконой вокруг села, состоявшегося 2-го ноября 1771 года, мор полностью прекратился. В память об этом было установлено всероссийское празднование отдельно Шуйской иконе Божией Матери. Известно, что обетный список, созданный павловцем Андреем Федотовичем Минеевым в октябре 1771 года, был помещён в Спасо-Преображенском соборе села Павлово. Однако престол в честь иконы Божией Матери Шуйской был устроен не в селе Павлово, а в Казанской церкви Нижегородского Кресто-Воздвиженского монастыря. Освящение придела произошло в 1798 году, а позднее местная икона Божией Матери Шуйская была украшена ризой из жемчуга, также как и павловская святыня.

В городе Ковров Владимирской области престол в честь иконы Божией Матери Смоленской устроен в старом Христо-Рождественском соборе. По сведениям учёного иеромонаха Иоасафа (Гапонова), освящение южного придела в честь почитаемой иконы (в просторечии именуемой Ковровской), состоялось в 1805 году. Придел создавался на средства прихожан и был посвящён древнему списку Богоматери Смоленской, дважды уцелевшему в огне при разрушительных пожарах. Святитель Афанасий Сахаров, избранный на Ковровскую кафедру в 1921 году, свидетельствует в одном из своих писем (1946) о принадлежности этой иконы шуйскому изводу.

На протяжении XIX столетия слава знаменитой иконы прирастала новыми событиями. Попечением шуйских граждан на икону 1655 года была изготовлена богатая праздничная риза (1830). По случаю 200-летия обретения иконы (1855) шуяне провели в Воскресенском соборе и в городе особые торжества. В те же годы в главном иконостасе собора над царскими вратами, чуть выше иконы Тайной вечери, был поставлен святой образ Шуйской-Смоленской Божией Матери, называемый «ратническим», в бронзовом походном киоте. После широкого чествования шуйской святыни многие иконописцы обратили своё внимание к этому изводу. В начале XIX столетия при составлении иконописных сводов, объединявших миниатюры чтимых богородичных икон, в число явленных икон нередко включался и образ Богоматери Шуйской.

История Шуи первой половины XIX века отмечена возведением знаменитой соборной колокольни, спроектированной итальянским зодчим Гауденцио Маричелли родом из Тессино. Строительство, начатое в 1810 году, обернулось неудачей. В 1819 году произошло обрушение третьего яруса, «убыток церковной суммы» оценивался в 100 тысяч рублей. Тем не менее, колокольня к 1832 году была полностью завершена трудами мастера Михаила Саватеева и архитектора Е.Я. Петрова, поддержанных посильным участием шуйских граждан. Высота отдельно стоящей колокольни, известной как одна из самых высоких в Европе, составила 106 метров, а в третьем ярусе была устроена звонница с одиннадцатью колоколами общим весом 1063 пуда (наибольший из них весом 500 пудов). В 1891 году звонница пополнилась двенадцатым колоколом весом 1270 пудов, показавшим особую надёжность конструкции колокольни. По сообщению отца Евлампия Правдина (1891), поднятие нового колокола и произведённое обновление колокольни стали поводом к принятию решения о реконструкции соборной церкви. Дело в том, что пятиглавое здание собора было возведено в 1798 году и, соседствуя с новой великолепной колокольней, явно нуждалось в переустройстве. После работ по расширению трапезной и сооружению трёхглавия над западным входом (1911–1913), соборный храм приобрёл современный вид.

Внимание к шуйской святыне было вновь обращено в начале ХХ века. Так, последним новоучреждённым престолом во славу иконы Божией Матери Шуйской стал престол в Костромском Ипатьевском монастыре, особо чтимом царской династией Романовых. Первой датой его освящения указывается 1865 год, когда в подклетях церкви в честь Рождества Богородицы, на месте древней усыпальницы Годуновых на средства вдовы полковника Н.С. Зинович была устроена церковь-крипта «в честь честной иконы Божией Матери Смоленско-Шуйской». В 1879 году этот престол был перенесён в северную галерею Троицкого собора. Однако в ходе переустройства собора к торжествам в честь 300-летия дома Романовых престол из северной галереи был перемещён в Зелёную башню, преобразованную в церковь. Зелёная башня отмечает место расставания с Михаилом Фёдоровичем Романовым в день его отъезда из Ипатьевского монастыря на царское служение в Москву. Костромской престол в честь Богоматери Шуйской сохранился до наших дней и являет собой единственный надвратный престол в честь Шуйской иконы Божией Матери.

Никодим Павлович Кондаков, академик (1844 – 1925). Русский византолог, впервые (1910) обратил внимание на византийские истоки шуйского извода

На рубеже столетий шуйская святыня привлекла внимание отечественных знатоков искусства. Летом 1901 года Шую посетил видный византолог Н.П. Кондаков. Он первым указал на византийскую предысторию шуйского извода. Две публикации академика (1890; 1910) приводят древний прообраз Шуйской Одигитрии из Гелатского монастыря в Грузии, отмеченный титулом Влахернитиссы (XVI в.). Такая надпись указывала на связь прообраза с Влахернами, известным районом Константинополя.

Древний список Шуйской иконы Богоматери XVII века был пожертвован Ольгой Константиновной (Романовой), королевой Греции, для новой церкви Христа Спасителя в Санкт-Петербурге, в просторечии – храма «Спаса на водах».

Список подлинника из Шуи, конец ХVII века. Из храма Спаса-на-водах, Санкт Петербург. Государственный Русский Музей. Фотография 1915 года.

Это произошло 27 июля 1911 года в связи с освящением престола нижней церкви. По завершении строительства её поместили на солее верхнего храма перед иконостасом, слева от Царских врат. Общее устройство храма-памятника русским морякам, погибшим в войне 1904-1905 годов, было выдержано в древней византийской традиции. Подбор именно Шуйской иконы Божией Матери для его внутреннего убранства выражает своеобразное признание византийских корней шуйского извода.

Помимо практики устроения престолов, народное почитание достославной иконы распространялось и на многочисленные списки шуйской святыни. Их можно было увидеть в храмах Петрограда, Москвы, Козельска, Коврова, Кинешмы, Иваново-Вознесенска, Палеха; а также в церквях ряда монастырей: Вязниковского Благовещенского, Ростовского Спасо-Яковлевского, Николо-Шартомского близ Шуи, Троице-Николаевской Борковской пустыни близ Холуя, Александровой Чудовой пустыни и Югской Дорофеевой пустыни. Вероятно, в числе почитателей Шуйской святыни были и другие церкви и монастыри. В связи с этим добавим, что в наши дни на музейном хранении в России и за рубежом находится ряд Богородичных икон шуйского извода. Среди них есть как храмовые, так и владельческие, притом специалисты отмечают их несомненную эстетическую ценность. Часть из них имеют богатые оклады, но есть и такие, которые вставлены в виде средника в обрамление с изображениями пророков, праотцов и апостолов, как это можно увидеть на иконе из собрания Галереи Русской иконы города Саров (№ 1339).

Сравнивая старые месяцесловы и новые церковные календари, можно заметить, что никакая другая икона Божией Матери из прославившихся в России не имеет такого числа памятных дней, как Шуйская-Смоленская. По уточнённым данным, в честь Одигитрии Шуйской совершалось до шести празднований в рамках годового круга. Опираясь на собранные исторические сведения, хронологию дней памяти иконы из Шуи можно выстроить следующим образом (даты указаны по старому стилю). Наиболее древняя память (1655) связана с избавлением от чумы и отмечалась в первое Воскресенье Петрова поста или, как определяет ту же память святитель Афанасий (Сахаров), «в Неделю 2-ю по Пятидесятнице». Крестные ходы в этот день совершались не только в Шуе, но, по крайней мере, ещё в двух городах Галицкой чети: Юрьеве-Польском и Ростове Великом. Протоиерей Евлампий Правдин указывает ещё одну шуйскую традицию, связанную с народным бедствием 1655 года. Он описывает ежегодный Крестный ход, совершаемый «с древних времен» 1 сентября с чудотворной иконой Шуйской-Смоленской Божией Матери от Воскресенского собора до Спасского храма ко Животворящему Кресту, который был воздвигнут по обету в память избавления Шуи от моровой язвы. Древняя московская память иконы Одигитрии Смоленской (XVI в), празднуемая 28 июля, стала с 1667 года также и памятью Одигитрии Шуйской. Третьим по времени, но, пожалуй, высшим по чести, стало празднование во Вторник Светлой седмицы. Чествование в этот день, почитаемый в Средние века как Собор Богородицы, приблизило Шуйскую икону Божией Матери к самым именитым иконам Одигитрии.

Празднование памяти избавления от чумы 1771 года жителей села Павлово-на-Оке, благодаря обетному списку Шуйской иконы Богоматери, было установлено на 2-е ноября. Ярославская память 11 июля, связанная с освящением престола (1690) в честь иконы Богоматери Шуйской в Златоустовской церкви, как уже говорилось, отмечалась городским крестным ходом. В XIХ веке, в связи с новым чудом избавления от холеры (1831), этот день возвысился до общероссийского почитания.

В ходе праздничного богослужения в честь иконы из Шуи в каноне, составленном протоиереем Николаем Миловским, звучат такие слова: “Всяк, слышай повесть о извествованных во граде Шуе вещех, <…> како в нем во дни древния заступлением Богоматере от новописанныя иконы Ея всегубительство смертное преста, и многая иная чудеса содеяшася, игранием духа исполняется…”. Такое играние русского православного духа поистине отличает все творения рук человеческих, обращённые во славу иконы Божией Матери Шуйской Смоленской.

В июне 2012 года, впервые в своей многовековой истории, город Шуя стал духовным центром одноименной епархии. Не покидает надежда, что с возвращением доверия и сочувствия российского общества к отеческому преданию вернётся в Воскресенский собор, ставший теперь кафедральным, и сама Шуйская Одигитрия, являя новые примеры милости к своим соотечественникам.

Б.Л. Макарьянц (г. Саров).