Доклад епископа Шуйского и Тейковского Матфея на региональном этапе XXVI Международных Рождественских образовательных чтений

30 октября в здании Областной филармонии г. Иваново состоялся региональный этап XXVI Международных Рождественских образовательных чтений. С докладом на тему «Нравственные ценности и будущее человечества» выступил епископ Шуйский и Тейковский Матфей.

Введение

Нравственность – очень широкое понятие. Нравственность присуща не только религиозному сознанию. Она вкоренена в природу человека и происходит от совести или почти адекватна ей. Самое приблизительное обобщение нравственных ценностей в различных народах, в различные эпохи дает нам представление почти об одних и тех же понятиях поведения.

Ценности, которые заявляют те или иные правители или сообщества, предполагают решение нравственных проблем, которые, по словам свт. Николая Сербского, «остаются теми же, что и были два тысячелетия назад». Далее святитель Николай перечисляет эти проблемы: отношение человека к Богу, отношение человека к человеку, брачные отношения, отношение родителей к детям и детей к родителям, отношение к богатству и бедности, отношение начальника к подчиненным и господ к слугам, отношение к врагам личным и к врагам Отечества.

Можно привести несколько определений нравственности. В общем случае, нравственность – это совокупность норм, ценностей, идеалов, установок, которые регулируют человеческое поведение. Так это определение представлено в секулярном мышлении.

В мышлении христианском есть существенное, принципиальное дополнение этого определения. Мы утверждаем, что источником нравственных ценностей, нравственного закона является Бог. Отношения Бога и человека строятся на преподании свыше нравственного закона и безусловном исполнении его. Человек не может сам определять границы нравственного закона, изменять или сокращать его. Ряд ценностей христианской нравственности для большинства не очевидны, а, наоборот, видятся противоестественными. Например, безусловное покорение властям, невоздаяние злом за зло, любовь к врагам, превозношение девства. Некоторые положения гражданского закона очевидно противоречат началам христианской нравственности, например, неосуждение измены супругов. Следует признать, что идеалы христианской нравственности поняты гораздо выше понятия нравственности гражданской, задают более высокую планку нравственных ценностей.

Эта особенность отражается в определении нравственности, которое приводится в Толковом словаре Владимира Даля: «Православная вера заключает в себе правила самой высокой нравственности. Нравственность веры нашей выше нравственности гражданской: первая требует только строгого исполнения законов, вторая же ставит судьей совесть и Бога».

Общие понятия о нравственном законе были отличны в различные периоды человеческой истории. Это означает, что Бог в разные времена от начала мира давал правила нравственности в зависимости от внутреннего состояния человечества. Слово, которое используется в церковном лексиконе, обобщающее представление о совокупности этих заповедей, – это «завет». Завет означает «союз» или «договор», который Бог односторонне заключает с человечеством. За историю мира, описанную в Библии, мы имели таковых пять заветов.

Первый завет был заключен с Адамом в раю. Первый нравственный закон, данный Богом человеку, весьма краток. Он состоял из двух заповедей. Одна касалась власти человека над природой, а другая – власти Бога над человеком. Этот завет определил место человека в природе как властителя ее и отношения человека с Богом, заключающиеся в послушании Ему. Нарушение первого завета повлекло колоссальное, ни с чем не сравнимое изменение человека, живой и неживой природы. Пример первого грехопадения определил также силу и могущественность нравственного закона, показал, что последствия его нарушения являются всеобщими.

Применительно к более грубому нравственному состоянию падшего человека Бог впоследствии заключал с ним более строгие заветы, в которых содержалась система запретов. Таков  был завет, заключенный на горе Синайской. Бог никогда не оставлял человека без высшего попечения, и нравственный закон был формой этого попечения. Богу было небезразлично нравственное состояние человека, наделенного свободной волей, и именно это состояние отражалось на бытии всей созданной Богом природы. Без Отеческого Божественного попечения человек бы низринулся в бездну распущенности и хаоса. Причина возрастающего отступления человека от Бога коренилась в неумении человеком пользоваться дарованной ему свободой, в предпочтении им земного небесному. Поэтому большинство заповедей среди ветхозаветных постановлений запретительного свойства: «Не сотвори себе кумира», «Не убивай», «Не прелюбодействуй», «Не пожелай ничего из имущества ближнего». Чтобы человек не отторгался от Божественной любви, он, как неблагодарный, непослушный сын должен был пребывать под незримым оком Божественной правды. Преобладание запретов в Ветхом законе свидетельствует не о недоверии Бога человеку, а о предведении Творцом будущего, необратимого падения духовно ослабевшего и ослепшего человека, о забвении сыном Отца.

Даже этот краткий обзор Библейской истории свидетельствует о нравственности не как о категории, регулирующей отношения людей, а выражает ее как условие единения Бога и человека. Говоря об отношении людей в христианском смысле, мы всегда имеем в виду отношения человека с Богом. Нарушая заповеди против ближнего, мы, соответственно, нарушаем и Божественный нравственный закон, получая справедливое возмездие.

Особым этапом в отношениях Бога и человека стал последний нравственный закон – Евангельский завет Господа нашего Иисуса Христа. Этот закон дан нам до конца времен, другого не будет. Мы живем под этим законом, будем отвечать по этому закону на грядущем Страшном Суде. Незнание закона, не говоря уже о пренебрежении им, безусловно, отражается как на состоянии отдельного человека, так и на состоянии целого народа, на состоянии всего человечества. Нравственный закон Иисуса Христа дал такие новые заповеди, которых еще не знало человечество, и их познание, а тем более исполнение, не может осуществиться без Его благодатной помощи. Примеры страданий христианских мучеников, подвигов преподобных подвижников являют нам бесконечную силу Божию, явленную через людей.

Святитель Николай Сербский заключает: «Судьбы человечества и счастье людей зависят от нравственного закона, вернее, от того, следует человек или не следует нравственному закону, установленному Богом: «Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастения свои /…/ и буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом»» (Лев. 26:3-10, 12).

 

 

  1. Библейская история падения нравственности как история отпадения от Бога

 

Отношение большинства современных людей к Библейской истории сотворения человека весьма сдержанное, скептическое. Множество образованных людей не воспринимает идею сотворения всерьез, не говоря уже о том, что история происхождения человека, которую исповедует христианство, была и остается предметом глумления и многочисленных насмешек, карикатур. Между тем именно это представление, воспринимаемое в священной простоте веры, является основой христианской антропологии. Из истории сотворения мира, описанной в книге Бытия, следует несколько чрезвычайно важных выводов. Во-первых, мир не самобытен и имеет свое начало во времени и пространстве. Говоря о начале мира, мы подразумеваем и его будущий конец. Во-вторых, человек произошел не в процессе мнимой эволюции, а от Бога, он несет в себе образ Божий и поставлен в тварном мире, чтобы главенствовать над ним. В-третьих, Бог создал человека не безусловно, не отстранился от него, а дал ему первые простые заповеди, предполагая, что человек, будучи в Божественном образе, может умножить свои изначальные дарования. Христианская антропология подчеркивает, что изначально человек обладал гораздо более высоким духовным состоянием, чем после своего грехопадения. Более того, нарушение человеком первого нравственного закона повлекло за собой изменение всей тварной природы, живой и неживой. Стихии, подчиненные прежде человеку, животные, прежде миролюбивые и находящиеся в послушании, стали ему враждебны. Самым трагическим последствием грехопадения для человека стало изгнание его из рая и лишение райского блаженства. После грехопадения человек душой и телом стал «плотским», подверженным страстям. Добрая воля человека, став безблагодатной, обнаружила враждебность Богу, приобрела склонность больше ко греху, чем к добру. Со временем падший человек перестал осознавать, что живет в перевернутой шкале ценностей, привык к этой шкале, как к норме.

Последствия изменения состояния человека немедленно отразилось на его первом потомстве. Старший сын Адама Каин по зависти убил своего брата Авеля. Каин, земледелец, был всецело связан с землей, а Авель, пастух, был человеком духа, не случайно его имя означает «дышать».  Впоследствии люди в зависимости от своего внутреннего устроения разделились на «семя Авеля» и «семя Каина», на тех, кто любит Бога, и тех, кто Ему противится. Представители одной цивилизации, авелевой, стремятся к исполнению нравственного закона, ищут пути спасения, а другой, каиновой, пренебрегают этим законом и все больше отпадают от Бога.

Если грехопадение Адама стало образом совершения греха человека против Бога, то грех Каина стал образом последствий греха человека против человека. В том и в другом случае поступок человека вызвал праведный гнев Божий инее остался без наказания. Потомство Каина уже в первом и тем более в последующих поколениях все более огрубевало в нравственном отношении и все более забывало заповедь послушания Богу как свою первую обязанность. Заразительность греха оказалась колоссальной. То видение Бога, которое человек имел в раю, настолько умалялось в последующих поколениях, что превратилось не только в забвение Создателя, но и в противоборствие Ему. По словам святителя Николая Сербского, «когда омрачено видение истинного Бога и Его нравственного закона, путь человечества сокрыт во мраке и, как следствие, отступлениями от морали и заблуждениями исполнены тысячелетия человеческой истории».

Следующим определяющим судьбу всего человечества событием стал Всемирный потоп. Это событие было настолько грандиозным, что его не отрицают даже современные ученые. Изучение органических окаменелостей, поиски Ноева ковчега происходили по всем правилам научных исследований, эти исследования не прекращаются до настоящего времени. Наука убежденно говорит, что в истории Земли некогда случилась грандиозная катастрофа, которая вызвала всеобщее изменение в климате, в составе земли, в ее флоре  и фауне. Причиной этой катастрофы  стало переполнение чаши человеческих грехов: «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт. 6:5).

Из всего развращенного человечества лишь праведный Ной и его семейство сохраняли почтение и служение Богу. И именно этому представителю цивилизации Авеля Господь заповедал строить спасительный ковчег, пребывая на котором, Ной избежал потопления.

Образ ковчега стал образом будущей христианской Церкви, находясь в границе которой, человек находится под защитой Божией и избегает соблазнов и потопления греховного.

Из многих других примеров Библейской истории действия нравственного закона в жизни людей можно выделить сожжение серным огнем Содома и Гоморры. Жители этих городов, стремясь к плотским удовольствиям, дошли до крайней степени нечестия, развратились, стали приверженцами гнусного и непростительного порока, впоследствии названного по имени погибшего города. Лишь единственный праведный человек, живший в Содоме, был спасен Ангелом Божиим от карающего небесного огня.

В другую эпоху вследствие тех же тяжких грехов были погублены города Помпея, Геркуланум. Орудием карающей десницы Божией могли выступать не только стихии, но и люди. Так, в 1401 году по приказу Тамерлана его воины истребили мужеложников в Багдаде и Дамаске и построили из их голов 7 пирамид, по 100 тысяч голов в каждой. Об этом событии напоминает название одного из районов современного Дамаска, название которого в переводе означает «башня из мужских голов».

 

  1. Духовное прочтение русской истории

В связи с пониманием Библейской истории мы можем вполне осмыслять важнейшие события и русской истории. Осмысление происходящего как в жизни отдельного человека, так и целого народа можно основывать на понятии Промысла Божия. Сознание русского народа зиждилось на скрижалях его нравственной памяти. И это правильное, православное понимание собственной истории нам очень потребно психологически: не столько ради укрепления патриотического чувства, сколько  ради сохранения нравственного генофонда нации.

При таком взгляде мы можем обнаружить немало общих черт в Библейской истории и истории народа русского. Обостренное нравственное чувство русского народа заключалось в особенной чуткости в восприятии случающихся бедствий. Так, например, писал древний летописец о нашествии монголо-татарских полчищ: «Это все навел на нас Бог за грехи наши». Эта казнь Божия была вызвана междоусобной братоубийственной войной, которую вели князья за власть. Конечно, далеко не все русские князья прислушивались к этому Божиему вразумлению, однако начатки покаяния уже вызревали в народном сознании.

В это тяжелое время спасителями Отечества являлись люди, воплотившие в своей жизни высокий идеал святости, например, святой благоверный великий князь Александр Невский, прп. Сергий Радонежский, святители Московские Петр и Алексий. С особенной силой покаяние русского народа было ознаменовано победой в Куликовской битве. Именно собирание русских земель, преодоление усобиц, богоугодная жизнь народа стали залогом освобождения от ига.

Сила Божия и заступление Пресвятой Богородицы, были явлены через Владимирскую икону при нашествии Тамерлана в 1395 году и хана Ахмата в 1480 году. Эти события сопровождались необычайным духовным воодушевлением русского народа, многими примерами покаянных слез. Как пишет свидетель сретения Владимирской иконы Божией Матери в Москве, «мужи и жены, юноши и девы, дети и младенцы, сироты и вдовицы, от мала до велика, со кресты и иконы, со псалмы и с песньми духовными, паче рещи все со слезами, иже не обрести человека, не плачущася с воздыхании немолчными и рыданием».

Другим примером народного покаяния и помощи Богородицы через Казанскую икону было освобождение Москвы от поляков в Смутное время. Подобный пример можно найти и в истории нашего края. В середине того же XVII века шуяне, принеся всеобщее покаяние за свое нравственное отступление, были избавлены от морового поветрия. Помощь Божия и заступление Пресвятой Богородицы были явлены через новонаписанную Шуйскую-Смоленскую икону Божией Матери.

Говоря о духовном прочтении истории русского народа, следует дать краткий обзор общественной жизни России за последние два века. Именно в это время нравственный регресс стал существенной чертой состояния российского общества.

XIX век принято считать периодом культурного расцвета русского общества, русской культуры. С этим трудно не согласиться. Однако именно в XIX веке русское общество разделилось на два слоя, две среды, которые жили в духовной автономии друг от друга. Хочется подчеркнуть не классовое и материальное различие этих двух слоев, а различие в образе жизни, мировоззрении, ценностях. Слой крестьянства, во многом, сохранял патриархальный уклад, деревни жили общинами, были привязаны к земле, в простом народе сохранялась глубокая религиозность. Слой дворянства, хотя и пребывал, конечно, в лоне православных традиций, но, в большинстве своем, уже пропитывался западным духом, исполнялся вольнодумством, офранцуживался. Отношение к вере в этой среде было поверхностным, сугубо обрядовым; христианство уже не воспринималось как базовая ценность. Соответственно, нравственные критерии жизни дворянского общества стали утрачиваться, именно на русской почве атеизм, социализм, революционность проросли не только как идеи, но облеклись в практические установки для «прогрессивной» части общества. Обыденным явлением стало осуждение монархического устройства в России, возникало множество тайных кружков, появился особый тип русского интеллигента, борца за справедливость и общественное переустройство. Мерилом этой «справедливости» было некое абстрактное всеобщее благо, борьба за которое должна становиться смыслом жизни. Характерно, что марксизм довольно скоро утвердился в этой среде российской интеллигенции не как новое мировоззрение, а в практическом отношении, как руководство к действию. Люди, творившие впоследствии русскую революцию, всецело, идейно и нравственно, сформировались в XIX веке. Отметим внутреннюю убежденность будущих профессиональных революционеров, их готовность на жертвенное служение. Возможно даже, что свою «жертвенность» они воспринимали как нравственное состояние, люди, казалось, предпочитали будущее благо человечества своему личному благу. Уникальный тип русского интеллигента во многом является образцом внутренней гордыни, безумной смелости, духовной слепоты. Характерной и глубокой ошибкой этого мировоззрения являлось стремление установить некие свои, «более высокие» нравственные нормы, перенести их на общественные начала, а не на личностные качества. Очевидной причиной потери подлинных нравственных ориентиров у будущих революционеров была их совершенная оторванность от христианских корней и, как следствие, восприятие богоборческих идей. Во многом причины революции в России коренятся в формировании этого нового типа «идейных» людей, новых «апостолов без Христа», которые, преодолев внутренне нравственное сопротивление, в своей реформаторской деятельности буквально воплотили формулу, которую Достоевский вложил в уста одного из своих литературных персонажей: «Если Бога нет, то всё позволено». Предвидя катастрофические последствия брожения в Европе «призрака коммунизма», германский кайзер Бисмарк иронично предсказал: «Социализм построить, конечно, можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко».

Русская революция является олицетворением отступления от всех нравственных норм, вакханалией развязного батрака, глумлением над самой природой человека. Само это событие было подготовлено, конечно, не только эсерами и социал-демократами. Политическая элита русского общества была пропитана западничеством, антимонархическими настроениями, оказалась беспринципной во многих своих поступках. Возможно, самое поразительное в нашей русской революции то, что первоначально во всех слоях общества – отречение царя и смена власти вызвали лишь эйфорию грядущих перемен, не вызвали предчувствия трагедии, скорой братоубийственной войны. Нельзя не думать, что причиной этого было всеобщее падение нравственности, и покрывающая и защищающая десница Божия отошла от России, «народ-богоносец» был отдан во власть темных, демонических сил. Весь 2017 год прошел под знаком воспоминания тех событий, извлечения из них исторических уроков. Наверное, главным историческим уроком революции стало осознание того, что причины революции коренятся в нравственном состоянии русского общества. Следствием этого стало попрание новыми реформаторами всех нравственных норм, пренебрежение ими своей историей, своим долгом перед народом.

Другой колоссальной трагедией XX века, не сравнимой по масштабу жертв ни с каким другим событием за историю человечества, стала Великая Отечественная война. Благоговейно относясь к памяти нашего народа, героически выстоявшего в борьбе против чумы фашизма, отдавшего многие миллионы жизни в этой войне, мы должны быть осторожны в своих оценках причин случившегося бедствия. Однако можно вспомнить знаменитый лозунг о «безбожной пятилетке» с 1932 года, программа которой предполагала полную расправу с религией в СССР, окончательное упразднение Церкви на территории нашей страны. Признаем, что руководством страны, во многом, был извлечен урок из истории, и во время великой войны были прекращены гонения на духовенство, были открыты духовные школы, около 20 тысяч храмов. Вспомним также и то, что одним из первых деяний немцев на оккупированных территориях было открытие ими православных храмов. Наш заклятый враг, наведенный на нас Божественным правосудием, сам стал делать то, что мы попирали в послереволюционные годы.

Одним из факторов, который помог нашей стране выстоять в войне, стала инерция высокого нравственного состояния, полученная от дореволюционного общества. В 1942 году немецкий врач, который осматривал девушек и женщин, привезенных из СССР на каторжные работы в Германию, в панике писал Гитлеру: «Россию победить невозможно, пока у этого народа такая нравственность». Почти 99% обследованных им лиц женского пола от 15 до 25 лет, не состоявших в браке, были девственницами.

 

  1. Состояние нравственности в современном мире

Последние десятилетия были отмечены во всем мире небывалым ростом климатических катаклизмов. Число погодных катастроф (ураганов, торнадо, наводнений) увеличилось почти в 2 раза. Бесстрастная статистика неумолимо свидетельствует, что за 800 лет, с 1000 по 1800-й годы, произошло лишь 21 землетрясение. Но за 100 последующих лет, с 1800-го по 1900-ый годы, их случилось уже 18. За 50 лет, с 1900-го по 1950-ый годы, крупных землетрясений произошло почти вдвое больше – 33. А за 41 год, с 1950 по 1991-ый годы, – уже 93.

Природные аномалии стали происходить повсеместно и часто, с огромным количеством человеческих жертв. По сведениям ООН, за последние двадцать лет 90% всех крупных катастроф на Земле были вызваны погодой. Всего в природных катастрофах погибло 606 тыс. человек (данные на конец 2017 года). Ученые отмечают неожиданно большую разрушительную силу погодных явлений по сравнению с другими типами катастроф. Чаще всего происходят наводнения, однако ураганы и тайфуны унесли гораздо больше жизней. По статистике среди стран, где чаще всего происходят природные катаклизмы, – США, Китай, Индия, Филиппины и Индонезия. Причинами природных катаклизмов называются экологические кризисы, увеличение активности солнца и другие. Можно вспомнить случившееся в 2004 году цунами в Таиланде, принесшее громадные разрушения и унесшее жизни около 300 тысяч человек. Цунами, произошедшее от сильного землетрясения в Индийской океане, вызвало огромную волну, местами высотой до 40 метров, которая накрыла побережье Таиланда в курортной зоне. Эта катастрофа, как подчеркивает современный греческий богослов протопресвитер Феодор Зисис, воистину библейская, ибо напоминает другие великие катаклизмы – Всемирный потоп и истребление Содома и Гоморры – и своими грандиозными размерами, и причинами, вызвавшими эти катастрофы. Места элитных курортов стали прибежищем плотского разврата и противоестественных грехов, в том числе и в отношении детей. Пользуясь крайней бедностью и нуждой местного населения, педофилы со всего мира губили не только тела, но и души тысяч детей, уничтожая их нравственно и физически. Поэтому протопресвитер Феодор Зисис называет это цунами «благотворным и очистительным». В своей книге, посвященной этому событию, он пишет о том, что в Греции всех потрясло признание греческого туриста, находившегося в одном из пострадавших районов. С экрана телевизора он публично признался, что просил владельца отеля, в котором проживал, привести ему для утех двенадцатилетнюю девочку. Но поскольку девочки такого возраста в тот момент не оказалось, хозяин гостиницы послал к нему свою восьмилетнюю дочку.

 

Проведя краткий исторический обзор действия нравственного закона среди людей, отметим, что достаточно редко люди извлекали уроки из происходившего с ними. В современности мы видим усилившуюся деградацию нравственного чувства людей. В европейских странах с традиционными христианскими ценностями наблюдается тенденция узаконивания грехов, которые могут вызывать Божие возмездие: эфтаназии, однополых браков, женского духовенства. Так, на Западе легализовано как минимум тридцать видов нетрадиционного брака. Самая «передовая» в этом плане страна — Норвегия, там «мужчина» и «женщина» — это отживающие понятия. В этой стране насчитывается 19 000 негосударственных обществ по перепрофилированию детей из «древних» (мужчина, женщина) в иные нетрадиционные гендеры. Педофилия в Норвегии практически легализована, за этот грех по закону полагается лишь небольшой срок заключения, от нескольких месяцев до нескольких лет, который зачастую дается лишь условно.

Во многих странах, в том числе в России, узаконено убийство детей во чреве. В России ежегодно выполняется более 6 млн. абортов. На сегодняшний день наша страна занимает одно из первых мест по количеству абортов в процентном отношении к общему числу рожденных детей. Абортом заканчивается 57% всех беременностей. В итоге аборты превышают рождаемость в Российской Федерации более чем в 2 раза. Каждый пятый аборт приходится на девушку-подростка в возрасте от 10 до 18 лет. Ежедневно в России делают более 22000 абортов. За каждой приведенной цифрой стоят детские жизни, это целый сонм нерожденных детей, убитых своими матерями.

В нашей стране мы предстоим перед такой ситуацией, когда простые нравственные правила, знакомые старшему поколению с детства, не требующие пояснения из-за своей очевидности, сегодня утверждаются родителями и воспитателями с большими трудностями. Отсутствие самой среды, в которой могли бы пестоваться начатки нравственных поступков, нередко вызывает чувство бессилия у неравнодушных педагогов. Мы могли бы оказаться в затруднении, если задались бы вопросом, какой общественный институт отвечает за воспитание нравственности у подрастающего поколения, ставится ли вообще такая проблема как задача государственной важности. А ведь будущее государства напрямую зависит от нравственного состояния людей.

К сожалению, в традиционных, благородных, профессиях – врача, учителя, социального работника, носители которых по определению призваны хранить нравственные начала, руководствоваться ими, требовать их, – сегодня сталкиваются с выхолащиванием самой сути своей профессиональной деятельности. Лечение почти узаконено превращается в оказание медицинской услуги, отношения врача и пациента формализуются, коммерцилизируются. Педагогика подменяется преподаванием знаний, учителя все более испытывают давление со стороны ювенальной юстиции, в негласной или вполне открытой форме. Современный человек испытывает какое-то всеобщее, гнетущее давление со стороны документооборота, который отнимает само время для занятия своей профессией. В каком-то смысле, человеку приходится самому формировать свой профессиональный кодекс как личную задачу, независимо от отсутствия ее юридического основания. Одинокость человека с обостренным совестливым чувством, который не желает переступить, так называемые, «устаревшие» правила становится его жизненным уделом.

 

Существуя сегодня в колоссальном информационном поле, получая ежедневно массу разнообразных новостей, мы вместе с тем получаем большое количество негатива. Это делается намеренно. В большинстве блоков новостей первые сообщения касаются катастроф, катаклизмов, войн. Кроме выбора негативных событий, слушателю подается скрытый комментарий, дается установка, как оценивать, то или иное явление. У человека в результате притупляется моральное чувство: он уже спокойно воспринимает сообщения об огромных количествах жертв в катастрофах и бедствиях, кроме того, у человека не формируется критерий нравственной оценки случающегося. Необходимо правильное и авторитетное объяснение случившегося, а мы часто объективно лишены взвешенного, критического комментария.

Большой ущерб состоит не в отсутствии комментария как такового, – их в современных СМИ существует с избытком, а в дефиците нужного комментария, нравственной оценки событий, происходящей не из юридических или идеологических установок, а из соображений совести. Хотя бы одна передача на ТВ, где производится не только интересное расследование, а ставится реальная нравственная проблема, – такая передача была бы крайне востребована. То же самое можно сказать о кинематографе: при огромных возможностях этого искусства, его массовости, мы практически перестали видеть новые картины, в которых ощущалась бы болезненность нравственного чувства у его создателей.

Хотелось бы привести в пример такого комментария публицистические работы Ф.М. Достоевского, в частности, его «Дневник писателя». Обыденные случаи, прочитанные писателем в обычной газетной хронике, происходившие буквально рядом (нередко Достоевский сам принимал участие в судьбе героев новостей), под пером писателя обретали необычайно значимое прочтение, нравственное обобщение, затрагивающее самые тайники сердца. Он пишет, например, о поступке беременной женщины, которая в болезненном состоянии покусилась на жизнь своего пасынка; долго разбираясь с подробностями дела, писатель ставит проблему соответствия юридической и нравственной ответственности. Достоевский узнает из военной хроники о простом солдате Фоме, который, попав в плен к туркам, отказывается отречься от христианской веры и претерпевает мучительную смерть, и писатель негодует, почему этот геройский поступок не стал предметом обсуждения у газетчиков.

Конечно великий писатель – это исключение из правил, но именно его нравственный комментарий простых, обыденных случаев сделал эти, по сути, газетные заметки целым томом рассказов о самом главном. Сила писательского слова заключалась не столько в наблюдательности, а непристрастной нравственной оценке поступков людей, глубокой связи их с христианскими ценностями. В «Дневнике писателя» родились такие маленькие шедевры, как «Сон смешного человека», «Мальчик у Христа на елке», «Двойник».

Приведя такой пример, мы могли бы задаться целью стремиться к духовной оценке происходящего в мире, памятуя слова апостола Павла: «О сем [надобно] судить духовно» (1Кор. 2:14). Конечно, человек очень нуждается в духовном водительстве, пастырстве, он не в состоянии понимать всего происходящего. Но нам необходимо иметь в виду именно те неколебимые нравственные основы, которые помогают давать нужную оценку малым и большим событиям.

Мы не можем допустить подмены Евангельской нравственности новой, гуманистической, которая декларируется в так называемых «общечеловеческих ценностях».

В каких-то общих вопросах мы можем признавать «общечеловеческие ценности» или даже «права человека». В каком-то смысле, мы можем согласиться с их необходимостью в сегодняшнем сложном мире. Святейший Патриарх Кирилл заявлял об изучении «прав человека» с точки зрения их православной канонической оценки. Однако, очевидно признавая, что эти абстрактные «ценности» часто используются для вполне корыстных целей и политического давления, мы не можем не видеть аморальности декларирующих эти ценности, пытающихся их нам навязать. Носитель «общечеловеческих ценностей»– западная цивилизация – наследует гуманистическое направление нравственного развития, – установки, идущей еще от эпохи Возрождения, провозгласившей в качестве самой главной ценности гуманистическое начало. Мы не можем признать, чтобы «ценителем» и «производителем» этих ценностей стал сам человек. Человек, имеющий искаженные представления о началах бытия, имеющий поврежденный разум и падшую волю, не может найти нужных критериев для оценки как своей, так и общественной, постоянно меняющейся жизни. Нельзя представить, чтобы нравственный закон переходил в область юридическую, область человеческого законотворчества. Признавая необходимость жизни по социальным, общественным законам, мы оставляем область нравственности всецело в ведение Божие, смиряемся перед ее незыблемостью.

 

  1. Нравственность и апокалипсис

 

Сознание человека Церкви с апостольских времен было пронизано эсхатологическими настроениями. Уже ученики Христовы жили в ожидании Второго пришествия, об этом много написано в их посланиях. Ожидание приближения Второго славного пришествия Христова происходило из обещания Самого Христа, и Господь указал многие признаки Своего пришествия на землю, и главным из них станет глубочайшее, необратимое разложение в людях нравственного начала. Как и во времена Всемирного потопа, из-за многих тяжких грехов переполнится чаша гнева Божия, и наступит, по обетованию Писания, «очищение огнем».

И к сожалению, многие признаки приближения Апокалипсиса мы уже наблюдаем сегодня.

Сейчас, когда идёт непрестанная борьба носителей истинных духовных ценностей с теми, кто пытается подменить их новомодными и подчас далёкими от христианского учения веяниями, особую актуальность прибрели пророчества, сделанные несколько веков назад великим православным подвижником ─ преподобным Нилом Мироточивым. Когда мы читаем его «Посмертные вещания», кажется, что речь идет о наших днях: «Какое сделается тогда хищение! Какое мужестрастие, прелюбодейство, кровосмешение, распутство будет тогда? До какого упадка снизойдут тогда люди, до какого растления блудом? Тогда будет смущение с великим любопрением, будут непрестанно препираться и не обрящут ни начала, ни конца /…/ В те времена пред антихристом будут все много думать о себе, промеж себя будут все друг друга осуж­дать /…/ Смятение же людей будет сие: осуждение, зависть, злопа­мятство, ненависть, вражда, любостяжание, мужестрастие, забвение веры, прелюбодейство, похвальба блудом. Это зло будет пищею антихриста. В противоположность тому, как Христово брашно было исполнение воли Отца Его, так брашно антихриста будет исполнение воли отца его диавола».

Святейший Патриарх Кирилл, характеризуя современную действительность, говорит о ней как о времени «апокалиптическом», поскольку «никогда сила греха не господствовала над родом человеческим так, как она господствует сегодня. А мы знаем, что там, где побеждает грех, там является диавол. И мы знаем, что если грех побеждает в масштабах рода человеческого, тогда является Антихрист». Именно в это время, по мысли Святейшего Патриарха Кирилла, Церковь, реагируя на умножение зла, должна занять активную позицию, принимать все доступные меры, «чтобы не распадались браки, чтобы сократилось количество абортов, чтобы люди научились прилично одеваться, чтобы не было разнузданного господства плотского греха в человеческой жизни».

 

  1. Нравственное возрождение

 

Приостановить наступление последних времен возможно только при условии всеобщего покаяния и исправления жизни в соответствии с нормами нравственности. Нравственный срез общества – это срез сердец, ведь именно из сердца исходит все злое, как говорит Господь, «из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19). Поэтому нравственное воспитание – это прежде всего воспитание сердца. Состояние сердца человека, пребывающего под властью диавола, можно описать словами прп. Макария Великого: «Округ бо сердца его завеса некая тьмы обложена, лежит дым, исходящий от огня мирского духа, который ни мысли не допускает обращаться с Богом, ни душе не дозволяет по соизволению молиться, или веровать, или любить Господа». Сердце же человека должно стать храмом Бога живаго, обителью Пресвятой Троицы. Для этого он должен обновиться в душе, совлечься ветхого человека и облечься в нового, перестать жить плотью и начать жить духом. Тогда он сможет получить духовные плоды: «…любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22-23), присутствие которых в душе человека и является знаком его нравственного возрождения.

Из всего сказанного можно сделать вывод — у человечества есть два пути: путь смерти и путь жизни. Следуя гуманистической морали, человечество будет стремительно двигаться к своей погибели. А следуя Евангельской нравственности, человечество обретет милость Божию и благоденствие и в сем веке, и в будущем. Для этого требуется работа как каждого человека над собой, над своим сердцем, так и работа священников, педагогов, воспитателей, врачей, социальных работников и вообще руководителей разного уровня, которым вверено не только материальное попечение о людях, но и забота об их духовно-нравственном состоянии.